Лидия Пехтерева, 6 April 2017 Культура
Орган в ожидании акустики
Написать автору

В конце апреля органист Александр Титов закроет нынешний музыкальный сезон. Из-за ремонта в филармонии впервые за многие годы ульяновский маэстро и его слушатели остались без своего любимца - филармонического органа. О том, как этот сложный инструмент переживает ремонт, и о том, что могут дать слушателям филармонии начатые работы, мы поговорили с самим Александром Титовым.

Как объяснил органист, инструмент, стоящий в Евангелическо-Лютеранской церкви, не предназначен для концертов. Его задача - сопровождать пение прихожан. Но другого органа в распоряжении музыканта сейчас нет, поэтому он используется как концертный. Особенности инструмента накладывают ограничения на репертуар. В Кирхе установлен барочный орган - предназначенный в первую очередь играть музыку эпохи барокко. И органист на нем, например, не может позволить себе исполнять романтическую музыку.

Впрочем, это не значит, что нынешний музыкальный сезон был для любителей органа в Ульяновске неполноценным. Слушатели могли насладиться редчайшими произведениями. Например, в конце марта Александр Титов выступал с камерным хором ДШИ № 10 «Cantus Firmus», которым руководит Александр Додосов. В том числе была исполнена Литургия Александра Гречанинова, которую, по словам органиста, сейчас мало кто в России играет из-за сложности произведения. 

27 апреля, в 18.30, в церкви на улице Ленина, 100 начнется завершающий сезон органный концерт. Александр Титов выступит вместе с флейтисткой Ульяновского симфонического оркестра Натальей Борисовой. Ее органист называет гениальной и отмечает, что Ульяновску невероятно повезло в том, что флейтистка не уезжает в другой город. Музыканты исполнят произведения   Иоганна Керля, Дитриха Букстехуде, Антонио Вивальди, Иоганна Себастьяна Баха и Георга Фридриха Генделя.

Окончание сезона приближает ульяновского слушателя к долгожданной встрече с главным органом города, стоящим в филармонии. Сейчас в ее здании идет ремонт. Строители занялись крышей и фундаментом, должен быть обновлен сам концертный зал. Орган при этом оказался в центре событий. Сложный инструмент остался в зале, но был убран в специальный саркофаг, который должен защитить его на время идущих в филармонии работ. В небольшом интервью Александр Титов рассказал нам, что он регулярно проведывает инструмент, который по праву считается одним из лучших в России и после ремонта может наконец зазвучать в полную силу.

- Я хожу в филармонию. Не каждый день, но часто. Иногда играю. Сам орган находится в саркофаге. Я выстроил все его параметры: при каком температурном режиме и с какой влажностью орган сохранять. Зимой на здании вскрывали крышу, я специально приходил в сильные морозы. С органом все было в порядке.

- Александр Николаевич, вы сейчас играете на органе в Евангелическо-Лютеранской, а расскажите о вашем главном инструменте.

- У органа в Кирхе - 11 регистров, а у органа в филармонии - 35. Этот орган ставили мастера из фирмы «Ойле». Когда к нам приезжают музыканты из-за границы, я спрашиваю: «Какая фирма - лучшая в мире?». Они подумают и отвечают: «Ойле»!». Я был в этой фирме, играл и стажировался как органный мастер. У них на стене висит карта, на который отмечено, где стоят органы «Ойле». Они везде, кроме Антарктиды и Арктики.

Наш орган был их вторым инструментом в СССР. Фирма «Ойле» только попала на советский рынок, первый инструмент ее мастера поставили в консерватории в Казани. У нас построили орган побольше. Они его делали универсальным, чтобы можно было играть и барокко, и романтику, и современную музыку. И они особенно старались, потому что знали, что делают инструмент для города, в котором родился Владимир Ленин.

К сожалению, архитектор, который занимался зданием нашей филармонии, налепил на стены гипс, сверху была какая-то вата в гипсе. И хорошая акустика, которая была до него, вся пропала. 

- Начатый ремонт позволит ее вернуть?

- Мне говорят, что да, акустику восстановят. Орган и акустика - это вещи, которые должны существовать вместе. В Риге звук, допустим, секунд семь-восемь висит. Снял руки с клавиш, а он - в воздухе. В Макдебурге - 11 секунд, представляете! Орган и акустика неразделимы. Будет у нас акустика - будет один из лучших органов, даже, может быть, в мире. 

- Вы уже больше 30 лет работаете в нашем городе органистом и органным мастером. Успели многое сыграть, в том числе сыграли всего Баха. А есть произведения, которые вы еще не исполняли и хотите исполнить?

- Я начал в Ульяновске работать в 1982 году, но полтора года отслужил в армии, здесь же, в танковом училище. Хотя и в это время бегал через ограду к органу, меня ловили, сажали на гауптвахту.

Есть еще очень много сочинений, которых я не сыграл. Допустим, я играю несколько циклов Оливье Мессиана. Эти произведения очень сложны и требуют много времени. Я бы хотел сыграть его всего, но чувствую, что мне уже может не хватить на это времени.

Написать автору

Отправить сообщение