After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Дмитрий Минаев, 30 March 2017 Общество
Котенок за пазухой
Написать автору

Поселившаяся в подъезде дома бездомная пара разделила жильцов на два лагеря. Одни выступают против непрошенных соседей и всячески пытаются выставить их на улицу. Другие, сочувствуя, стараются оказать несчастным посильную помощь. Решить проблему, однако, не удается ни тем ни другим. Государственная система культивирует в людях равнодушие, и у нее это неплохо получается.

Помощи не просят

Молодые мужчина и женщина стали появляться в одном из подъездов дома по улице Минаева, 15 с начала этого года. По словам жильцов, это тихие и запуганные люди, которые даже не просят помощи: тихо переночуют, соберут все свои пожитки, уходят на день, аккуратные, подметают, а за доброе отношение готовы убираться в подъезде. Она – Лиля, 35 лет, из Марий Эл, он – Паша, 37 лет, из Самарской области. Познакомились три года назад в Димитровграде, откуда Лиля родом. Там она росла, училась и работала парикмахером. Оказались в Ульяновске проездом из Самары в Йошкар-Олу, когда их избили и обокрали. Паша довольно застенчив, с теплотой говорит о родителях, которых потерял в детстве. Лилина мама умерла 16 лет назад, а папа в настоящее время - на операции в Йошкар-Оле, куда они не смогли добраться. Оба производят хорошее, доброе впечатление, но инфантильны. Паша говорит, что он строитель, работал каменщиком. Лилия умеет стричь, любит шить и готовить, хвастается, что получаются очень хорошие торты. Пара не теряет надежды найти работу и заработать деньги на дорогу, чтобы уехать в Марий Эл. Документов с собой нет. Говорят, что специально оставляют их дома из-за боязни потерять.

При весьма скудном бюджете у Паши и Лили почти всегда есть водка и сигареты. В основном ими, а не деньгами, расплачиваются с бездомными за выполненную работу. Неизменный спутник пары - маленький котенок. Лиля купила его за 150 рублей, которые ей должны были заплатить на рынке. Паша носит его за пазухой. 

Появление бездомных, понятное дело, вызывает недовольство жильцов. Иногда недовольство проявляется в агрессивной форме – жильцы устраивают скандал, периодически вызывают полицию. Но есть и сочувствующие. Среди них – Людмила Сергеевна.

- Наивные, неприспособленные, простые и беспомощные молодые люди, оказавшиеся в чужом, незнакомом и неприветливом городе. Им очень нужно помочь, но как? Не разработаны подобные технологии, хоть натыкаешься постоянно на названия социальных и разных благотворительных организаций, - говорит она.

«Ничего на них нет»

В попытке найти для Паши и Лили выход из сложившейся ситуации Людмила Сергеевна решила начать с участкового. Оказалось, что у дома его нет. Временно «опекающий» дом полицейский сообщил, что жители подъезда уже вызывали полицию. Бездомных доставили в отделение и проверили по своей базе данных. Через полчаса отпустили, заявив, что «ничего на них нет». 

- Оказалось, что полиция такими людьми не занимается. Чтобы привлечь ее внимание, нужно совершить преступление. А если просто нет денег, теплого угла, где бы помыться и поспать, то хоть сквозь землю провались, - разводит руками читательница «СК». - Полицейский посоветовал обратится в организацию «Рука помощи». Я немедленно отправилась туда. Как я поняла, это энтузиасты от церкви, которые существуют на пожертвования, то есть религиозная организация. Поинтересовалась. Поговорили. Обнадеживает. Посоветовала ребятам пойти туда. Приняли предложение с радостью. Но выставленные им условия не подошли. «Рука» пока не помогла. 

Приют для… чиновников

В интернете Людмила Сергеевна  с удивлением узнала, что в Ульяновске существует приют для людей без определенного места жительства. В 2012 году специально созданное областное учреждение «Дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства в городе Ульяновске» приобрело за 37,4 миллиона рублей дом на 1-й улице Попова. Но ночевать в красивом здании бомжам так и не довелось — в том же году учреждение было переименовано в ОГКУСО «Центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий в г. Ульяновске». При этом в устав учреждения были внесены изменения, которые в принципе исключили «ночное пребывание». Здание стало использоваться как офис самого учреждения. Счетная палата области, проведя в свое время проверку, лиц без определенного места жительства в здании не обнаружила. Зато увидела чиновников, которые установили себе доплату к заработной плате в размере 25 процентов за «работу с опасными для здоровья и тяжелыми (особо тяжелыми) условиями труда». Помимо этого работники учреждения незаконно получали и федеральные надбавки, а ремонт частично выполнялся без смет и счет-фактур. Всего незаконно потраченных учреждением денег контролеры насчитали 58,5 миллиона рублей.

В учреждении, куда также обратилась Людмила Сергеевна, ей рассказали, что мы живем в свободной стране и бомжи — свободные люди. Образ жизни - это их выбор, и против их воли сотрудники центра ничего предпринимать не будут. 

- Не укладывается в голове, как все эти люди - сотрудники учреждения - приходят каждый день на работу в организацию, имеющую такое обнадеживающее название: «Центр социальной адаптации для лиц БОМЖ», и не осознают, что получают зарплату за счет людей, оказавшихся по самым разным причинам выброшенными из общества и при их бурном старании так же остающихся там же, на тех же помойках, - недоумевает читательница. - Какая может начаться адаптация, если не предоставлено самое элементарное: возможность помыться, переночевать, поесть? Людей из ямы надо вытягивать, принуждать, побуждать, помогать. Да, конечно, эти люди неприятны. И брезгливое к ним отношение побеждает милосердие. Особенно жалко людей, которые недавно и случайно оказались в отчаянной ситуации, барахтаются в ней, и не находится для них руки помощи.

Людмила Сергеевна  считает, что таким людям нужна помощь со стороны общества и государства. 

- Царит отговорка: «Да... Они вот такие плохие, они сами в своей судьбе виноваты», и это дает как бы право не обращать на них внимание, отпихнуть, оттолкнуть, «пошли вон!». Вот, кстати, оказалось, что и я навлекаю на себя неодобрительное отношение. Мой интеллигентный друг, пригласивший на встречу в литературном клубе, когда я откланялась, кратко изложив причину своей занятости, произнес: «Так это ты решила заняться теми, от кого дурно пахнет?!».

Фото: Дмитрий МИНАЕВ.

Написать автору

Отправить сообщение