Анна Школьная, 14 December 2016 Культура
Рамиль Идрисов: парафраз об искусстве
Написать автору

16 декабря в Музее современного искусства XX-XXI веков (улица Льва Толстого, 51) откроется выставка-парафраз, выставка-размышление, выставка-рассуждение о выдающихся явлениях искусства. Именно таким мне представляется художник Рамиль Идрисов – человеком большой эрудиции, высказывающим свое мнение о живописи, литературе, музыке красками на холсте.

Пазл сложился

Рамиль Идрисов – один из той знаменитой семерки художников, образовавшей в 1986 году творческое объединение «Левый берег», Кроме него, в объединение вошли Алексей Соколов, Евгений Чевачин, Виталий Герасимов, Евгений Сидоров, Сергей Маершин, Сергей Травкин. В этом году «Левому берегу» исполнилось бы 30 лет. Объединения уже нет. А картины остались. Друзьям и поклонникам творчества этой семерки и авторов, примкнувших к ним позднее, оказалось мало помнить и владеть их картинами. Им хочется сохранить это наследие в максимально большом количестве и показывать его людям. В этом году в апреле мы увидели совместную выставку «Левого берега», а потом в Ульяновске и Димитровграде люди любовались экспрессивной живописью Алексея Соколова. Эти двое – Соколов и Идрисов – в 1980-е годы преподавали в Детской школе искусств №5 на Нижней Террасе. По легенде (а непродолжительная история «Левого берега» уже обросла мифами и легендами), увидев картину Идрисова с раструбами тромбонов «Огонь, вода и медные трубы», Соколов понял, что они мыслят одинаково и смогут работать вместе.

Не знаю, что вкладывал Соколов в слова «мыслить одинаково», но творят они точно по-разному. Соколов – эмоциональный, ярко экспрессивный, художник-настроение, художник-джаз. Идрисов мне представляется художником-мыслителем, по работам которого можно вспомнить некие вехи мирового искусства. Такое впечатление, что ему хотелось поговорить о вечных образах искусства, о каких-то поразивших его явлениях, и он высказал свое мнение о них своими работами.

В Ульяновске есть несколько человек, в свое время купивших или получивших в подарок картины «левобережцев». Есть среди этих полотен и работы Идрисова – например, у давней их поклонницы Татьяны Игнатенко, их друга-архитектора Александра Капитонова. В апреле этого года на выставке были эти вещи. Но для предстоящей выставки из Москвы, куда несколько лет назад перебралась семья Идрисовых (к слову, и он, и его жена Алсу работали в «Симбирском курьере»), привезли картины, которые в Ульяновске мало кто видел. И они производят очень сильный эффект, особенно в соседстве с уже показанными работами. Дело в том, что картины, любопытные сами по себе, еще и выстраиваются в серии. И когда, как говорится, пазл складывается, это потрясает.

Одна серия – это обращение к древнерусской иконописи, причем мы видим глубоко авторское высказывание, очень личный парафраз по мотивам православных фресок. «Фрески» Идрисова изначально будто потемнели от времени и копоти, в них нужно всматриваться и вдумываться. Другая серия – размышление о мировом искусстве. Например, в его «Юдифи» можно узнать инфанту Веласкеса, а в «Диане» переплелись образ девушки из знаменитого файюмского портрета и гордый профиль египетской царицы. Некоторые работы объединяются, словно триптихи, только частей в них больше и складываются они довольно замысловато, в неправильную форму. Но за этой неправильностью чувствуется приглашение домыслить, принять участие в размышлении, стать соавтором художника. Таких серий, когда Идрисов возвращался к одному кругу тем и образов, несколько, и вместе такие работы образуют некую стройную завершенность.

Чья картина?

Разворачивая холсты, организаторы выставки – Игнатенко, Капитонов, журналист Марина Уральцева – вспомнили дорогие им моменты. Как в 1989 году Капитонов купил первую работу Идрисова, «Весну». Как пришел в восторг Андрей Борейко (в 1980-е - дирижер Ульяновского симфонического оркестра. – Ред.), которому перед концертом подарили «Музицирующего короля» Идрисова. Как, увидев написанных Идрисовым котов, Игнатенко заказала себе кота, а к ее приходу он написал троих. С Татьяной пришел Капитонов, и в итоге они купили всех троих – выменяли на холсты. Холстов тогда было не достать, и это был самый желанный для художников обмен. Друзья вспоминают - и на апрельской выставке публика в этом убедилась: художникам катастрофически не хватало холстов, и они часто писали на обеих сторонах. Бывало, к ним приходили и просили показать какую-то картину, а художник мог со смехом сказать, что уже зарисовал ее. По легенде, у Соколова и Идрисова случалось и такое: начинал работу один, а подхватывал второй. Чья получалась картина? Вопрос. А недавно Капитонов и Уральцева бились над загадкой: чье полотно они обнаружили? Отправили фотографию Идрисовым. Супруги подумали-подумали: «Вроде, похоже на работы Рамиля». Он даже попросил подрамник сфотографировать: «Да, были у меня такие!». А потом эту картину увидел Соколов и без сомнения в голосе заявил: «Да это же мой храм!». Оказалось, он написал недостроенный храм в Красной Реке Старомайнского района, где живет и продолжает писать.

Хотя весной этого года все ульяновские СМИ писали, что «Левый берег» возник в 1986 году, ни Уральцевой, ни Капитонову, ни Игнатенко – свидетелям первого пленэра «левобережцев», состоявшегося в 1989 году, – не удалось выяснить, откуда взялась эта дата. По одной из легенд, в 1986 году в студии фотографа Валерия Дурнова «Сталкер» прошла первая, не столь известная выставка «Левого берега». Картины, имеющиеся в распоряжении организаторов выставки, датированы не ранее 1987 года. Многостраничное исследование, сделанное на основе воспоминаний и оцифрованных картин, выполненное по инициативе Капитонова, тоже ведет отсчет не ранее, чем с 1987 года. А фотографии Дурнова, аккуратно подписанные, датированы еще более поздними временами – с 1991 года. Тем не менее и составители календаря знаменательных дат во Дворце книги, независимо от «Левого берега» и их приверженцев, вывели год начала: 1986-й. Вероятно, по первым публикациям в местных газетах. Так что - юбилей.

Мифы и легенды

И в юбилей вспоминается о ярких событиях в истории «Левого берега». Определенной вехой для объединения стал Музей современного искусства XX-XXI веков. Там состоялась их первая выставка, там выставлялся Алексей Соколов, там несколько лет назад разместили свою коллекцию «левобережцев» супруги Капитоновы, и вот опять они туда возвращаются. А самым ярким, пиковым событием для них стала выставка «Арт-миф» в Москве, когда ульяновские художники отправили на выставку в Центральный Дом художника самые лучшие работы, наутро пришли туда, и оказалось, что все уже проданы. Картины разлетелись по разным странам, и теперь их уже точно не найти – а как?

- Я считаю, что «Левый берег» - явление, которое сродни разве что Пластову, - говорит Капитонов. -  Это единственное творческое объединение в городе – не знаю, был ли когда-нибудь Союз художников объединением творческим… А «Левый берег» – это высочайший уровень, и все художники разные, друг на друга не похожие. Они подхлестывали друг друга в творческом плане и были интересны именно как объединение, хотя оно и было совершенно неформальным.

Собирая и стараясь сохранить эти работы для города, мы понимаем, что их уровень – российский.

Не случайно каждый раз, когда Капитонов затевает очередную выставку «Левого берега» и просит знакомых дать на выставку работы, они соглашаются с единственным условием: после выставки непременно вернуть.

- Я могу объяснить, почему, - говорит Игнатенко. – Для меня это не просто картины, они хранят для меня образ Рамиля Идрисова, напоминают атмосферу 1980-х – начала 1990-х. Вместе с ними я храню свое отношение к этому человеку.

Фото: Анна Школьная.

Написать автору

Отправить сообщение