After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.

Дело тонкое

Написать автору

'Изысканная, утонченная выставка работает в выставочном зале Художественного музея. Ненадолго из хранилища достали уникальные произведения искусства, созданные мастерами Китая и Японии. Такие хрупкие на вид, что диву даешься - как сохранились тонкие свитки, изящные фарфоровые и керамические изделия, нежные шелка. Что говорить об удивительно тонкой работе восточных художников, которые и сами посвящали немало времени трактатам древних мастеров. И среди них есть такие изюминки, которые по ценности и редкости сравнимы с подобными шедеврами, хранящимися в Эрмитаже.
Таково, например, китайское фарфоровое блюдо из коллекции симбирского ученого Владимира Поливанова, принимавшего активное участие в развитии археологии, архивного и музейного дела в конце XIX - начале XX веков. По словам искусствоведа Ирины Вороновой, его относят к эпохе императора Канси (1654-1722 годы). В то время выделилась группа зеленого семейства, причем с определенным оттенком глазури - цвета змеиной кожи. Блюдо, поступившее из Государственного музейного фонда, - более раннее, с классической росписью без фона. На нем изображен фазан, сидящий на скале, и пионы. Поливановское блюдо сделано позднее, у него есть нежно-зеленый с черными точками фон, по которому летают бабочки - символ семейного счастья. Кстати, нам повезло, что в коллекции нашего музея есть образцы раннего фарфора - в большинстве городов хранятся предметы не раньше XVIII века, когда в китайском фарфоре начался упадок. Глазурь становится размытой, а рисунок - нечетким. Но на выставке представлен и такой фарфор - в любом случае он отличается от европейского и русского. Одна из тарелок привлекает внимание синей, кобальтовой росписью - хотя она датируется XIX веком, но восходит к более древней традиции: всплеск кобальтовой росписи пришелся на эпоху Мин - династии, правящей с XIV по XVII век.
В отдельной витрине выставлен японский фарфор, который привлекает своими особенностями. Например, знаменитый фарфор Арита и Имари отличается особой цветовой гаммой - использованием красно-коричневого, оранжевого цветов, синего кобальта и золота. В такой гамме расписаны, например, вазы из собрания симбирянки Екатерины Перси-Френч - последней дворянки из рода Киндяковых. Удивительно, как подошли друг к другу три предмета конца XVII - начала XVIII веков, приобретенные музеем у разных людей - поднос, чайник и сахарница не только расписаны в одной цветовой гамме и похожей манере, но и с одинаковым орнаментом, и вместе смотрятся, как предметы из одного сервиза. Неровные края подноса выдают ручную работу, а рисунок на нем - заказ европейца. Восточная красавица, любующаяся на цветущие деревья, одета в странный наряд. Верх выглядит похожим на кимоно, с широкими свободными рукавами, а низ похож на юбку европейской модницы, с пышной юбкой на кринолине и шлейфом. Рисунки на чайнике и сахарнице более традиционны - это самурай и еще одна восточная дама. И, конечно же, музейщики показывают знаменитый тонкостенный японский фарфор, поражающий тем, что просвечивает на свету.
Фото: Анна Михайлова

Написать автору

Отправить сообщение