After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Александр Белов, 21 November 2019 Происшествия
Брал ключи от кабинета, где картины лежат
Написать автору

Подсудимый Эдуард Шабалин, даже после смещения с поста директора Ленинского мемориала, имел беспрепятственный доступ в помещения Мемцентра, в том числе в кабинет №120, откуда, по версии следствия, в 2015 году были похищены картины Никаса Сафронова.

В Ленинском районном суде продолжается слушание уголовного дела в отношении директора «Волга-Спорт-Арены» Эдуарда Шабалина, обвиняемого в краже 13 картин Никаса Сафронова, мошенничестве в особо крупном размере и превышении должностных полномочий. Совокупность санкций инкриминируемых статей предусматривает до 10 лет лишения свободы.

Заседание в среду, 20 ноября, началось с полуторачасовым опозданием. Судья Юлия Потешкина вела другой процесс, к тому же нужно было установить видеоконференцсвязь с Гагаринским районным судом Москвы, куда должна была явиться свидетель Ольга Лунина, работающая помощником Никаса Сафронова.

Начали, впрочем, со свидетеля Михаила Лазарева, замдиректора «Волга-Спорт-Арены» по административно-хозяйственной работе, а в прошлом - заместителя директора Ленинского мемориала. Отвечая на вопросы гособвинителя Николая Косенкова, он рассказал, что даже после своего увольнения с должности директора Мемцентра Эдуард Шабалин регулярно появлялся в здании Мемориала и брал ключи от помещений, в частности, кабинета №120, где хранились картины Никаса Сафронова  во время выставки в 2015 году. Как раз в то время и были похищены 13 полотен известного художника. Три из них, завернутые в пакет, через некоторое время были обнаружены под подвесным потолком в кабинете, ранее принадлежавшем Шабалину.

На вопрос прокурора о том, на каком основании экс-руководитель имел доступ в закрытые помещения Мемориала, Лазарев пояснил, что один из кабинетов был передан Шабалину в аренду. Однако на самом деле арендатором выступало ООО «Триумф», директором которого являлся нынешний заместитель Шабалина Маис Дадашов, а сам подсудимый формально не имел никакого отношения.

Во время допроса Лазарева и в последующий 10-минутный перерыв подсудимый заметно нервничал, хотя изначально прибыл в суд в хорошем настроении и даже шутил.

От Ольги Луниной как от сотрудника студии Никаса Сафронова суд в первую очередь хотел узнать, как ведется учет картин художника. Свидетель призналась, что до 2009 года фактически никакого учета не было. Однако к 2015 году, когда случилась кража, уже существовал реестр полотен – как в электронном виде в компьютере, так и на бумажном носителе в виде инвентарной книги.

- В 2015 году ко мне приехал следователь из Ульяновска и предъявил девять картин Никаса Сафронова, обнаруженных в ходе обысков, - рассказала Лунина. – В наших реестрах они значились как находящиеся на выставках, поэтому об их пропаже мы знать не могли.

Всего же исчезло 13 полотен. Судьба еще одной – «Свобода, или Птичья жизнь в клетке», - оцененной в 2,14 миллиона рублей, неизвестна до сих пор.

Как рассказала свидетель, о том, что Никас Сафронов в свое время подарил все эти картины Шабалину, на чем настаивает защита, ей неизвестно.

- В этом случае должны были быть соответствующие документы, к примеру, сертификаты подлинности. Их нет. Отсутствуют и дарственные надписи художника, которые Никас Сафронов обычно выполняет собственноручно.

Эдуард Шабалин, сидевший всю видеоконференцсвязь лицом к телевизору и спиной к суду, выглядел теперь уже совсем погрустневшим. Он отказался от своего права задать свидетелю вопросы, после чего судом был объявлен перерыв.

Суд над Эдуардом Шабалиным, напомним, начался в июле этого года. Сторонами  было заявлено 125 свидетелей, большая часть из которых допрошена. Тем не менее обвинение желает заслушать еще около двух десятков человек, многие из которых проживают в других городах. Поэтому закончить слушания до конца года вряд ли удастся.

 

Написать автору

Отправить сообщение