After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Юрий Кашинский, 22 August 2019 Политика
Асфальтовый каток поехал на студентов
Написать автору

 

Среди сотен задержанных в июле-августе участников массовых протестов в Москве были и студенты вузов и колледжей, части из которых грозит теперь длительное лишение свободы - им пытаются инкриминировать участие в беспорядках.

На днях Мосгорсуд отказался выпустить из СИЗО студента Высшей школы экономики (ВШЭ), 21-летнего Егора Жукова, отрицающего все обвинения. Закатыванием Жукова в асфальт собираются, видимо, организовать акцию устрашения всего российского студенчества и всей молодежи вообще, поднимающей головы за свои права и достойную жизнь. Егора Жукова поддержала масса уважаемых людей страны, таких, как актриса Чулпан Хаматова. Профессорско-преподавательский состав ВШЭ опубликовал открытое письмо в его защиту. В суд поступило свыше 600 поручительств, ходатайствующих о его освобождении из СИЗО. Музыкальным сообществом предлагался и денежный залог. Но все отлетело от суда как от стенки горох. Самого Жукова не привезли даже на заседание, опрашивая его по видеосвязи. А следователь в суд просто не пришел, что не помешало судье принять решение об оставлении молодого человека под стражей до 27 сентября. Сам он, сын космонавта Сергея Жукова, иллюзий не питает, о чем сказал во время судебного заседания: «В моих действиях 27 числа, конечно же, не было ничего, что описывается «массовыми беспорядками», постольку поскольку я из своих личных убеждений считаю такого рода действия, как минимум, глупыми, неправильными, неэффективными, и как максимум — я действительно просто этого не совершал.

Самое страшное, что может случиться с человеком в моей ситуации — это забвение. Верю — не забудете. Есть существенная разница между шествием, пускай даже несанкционированным, и массовыми беспорядками. Я ничего не поджигал и не громил в тот день. Я не нападал на сотрудников Росгвардии и полиции в тот день. Я не совершил никакого насилия в тот или какой-то другой день. Потому что насилие против сил авторитарных режимов — это, как минимум, неэффективно. Я глубоко в это верю, оттого и обвинения по такой статье кажутся мне вдвойне странными.

Я хочу поблагодарить наших власть имущих — тех людей, по воле которых я нахожусь в СИЗО — за то, что их действия наделили меня такой общественной поддержкой, которой без них я бы вряд ли когда-либо обладал. За то, что они поместили меня в место, где у меня появилась возможность развить стойкость своего характера. Теперь я предметно и не понаслышке знаю все ключевые минусы российской тюремной системы, которая нуждается в скорейшем реформировании.

Но больше всего я хочу поблагодарить наших власть имущих за тот громадный объем работы, который они выполняют каждый день по дискредитации самих себя. Действительно, сложно найти кого-то, кто сильнее способствует увеличению числа сторонников оппозиции, чем российская власть.

Глядя на то, что сейчас происходит в Москве, да и в стране в целом, можно с уверенностью сказать: Россия неминуемо стремится к свободе. Не знаю, стану ли свободным я, но Россия точно станет.

Жду самого худшего все же. И поэтому если вдруг произойдет что-то меньше, чем 8 лет, то я буду рад».

Студенчество происходящим, похоже, всерьез ошарашено. Тучи, словом, сгущаются.

 

 

Написать автору

Отправить сообщение