After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Сергей Гогин, 27 June 2019 Культура
Выживет всё талантливое
Написать автору

15-16 июня в Ульяновске состоялся фестиваль литературных журналов «Волжская пристань». На приглашение регионального отделения  Союза писателей РФ откликнулись в основном издания так называемой национально-патриотической направленности, из которых самые заметные – журналы «Наш современник», «Москва», «Молодая гвардия».  Выступающие периодически противопоставляли себя журналам либерального лагеря, один из ораторов даже заявил, что среди либералов хороших писателей нет и быть не может. В ходе «круглых столов» преобладала тема патриотического мировоззрения и тема выживания в условиях книжного рынка. Решено было просить у государства денег на подписку для библиотек.  Но не страдает ли отечественная литература от раскола на либералов и патриотов? Руководитель литературной студии «Огни Москвы» журнала «Москва» Вячеслав Киктенко ответил на этот и другие вопросы в интервью «СК».

– На фестивале собрались представители русских патриотических журналов. Но вы же и так знаете друг друга как облупленных. Что нового вы можете сказать друг другу в Ульяновске?

– Это вопрос к организаторам. Нас собрали, мы приехали, общаемся. 

–Что дает отечественной литературе разделение журналов на патриотические и либеральные?

– Ничего не дает. Есть хорошая литература, а есть плохая.  Но разделение на почвенников-славянофилов и западников тянется с XIX века. Вражды-то нет. Как говорил Герцен, мы были по разные стороны, но сердце у нас билось одно. Все талантливое так или иначе выживает.  Больше выжило того, что называют условно патриотическим направлением.  Гончаров, Толстой, Лесков  – они ближе к славянофилам.  После революции были люди, ненавидевшие советскую власть, тот же Бунин, но он оставался патриотом России, его не назовешь западником. Даже Набоков не был западником. 

– Любой хороший писатель, пишущий по-русски, является патриотом России, разве нет?

–Смотря что писать. Если всю жизнь «поливать» Россию, то это не очень по-русски. 

– Писатели, критически пишущие о России, на самом деле за нее болеют. 

– Может  быть, это и так, но не совсем, особенно в публицистике и журналистике, где идет явная «полива». В художественном произведении этого не происходит. Салтыков-Щедрин уж как только не поливал [отечество], тем не менее он – русский писатель, почитайте его «Пошехонскую старину»  – изумительный стилист! Так что разделение – оно глупое, конечно. Так сложилось, что западники кучкуются отдельно, почвенники – отдельно. Хотя противоречий по большому счету нет, если говорить о художественной стороне дела. 

– Не кажется ли вам, что если журнал избирает определенную идеологическую стезю, то он отсекает большую часть читательской аудитории, которой эта идеология не близка, и потенциальных авторов?

– Возможно, отчасти так и есть. Но я буду отвечать за журнал «Москва», который представляю.  Он позиционирует себя как русский патриотический журнал православной направленности. Но смотрите, что у нас печаталось? Шедевр Булгакова «Мастер и Маргарита» впервые – у нас.  Вот только те произведения, которые были потом экранизированы: «Они сражались за Родину», «Семнадцать мгновений весны»,  «Иван Поддубный». Из зарубежных  – «Маленький принц» Экзюпери, «За рекой в тени деревьев» Хемингуэя, Фолкнер – тоже впервые. Первыми мы напечатали эмигрантов – романы Ивана Шмелева, стихи Ходасевича, «Жизнь Арсеньева» Бунина, «Защиту Лужина» Набокова. Что такого нам помешало?  В последнее время мы опубликовали и поэтов прозападного стиля: Дану Курскую, Марию Малиновскую, и их много, мы их постоянно публикуем. 

– То есть редакционная политика ориентируется на качество текстов, а не на мировоззрение? 

– В первую очередь! Если это, конечно, не откровенный пасквиль. 

– На открытии фестиваля редакторы патриотических журналов выпустили немало ядовитых стрел в сторону либералов. Но ведь свобода слова – чисто либеральная ценность, без нее само творчество невозможно…

– «Все смешалось в доме Облонских»… Понятия демократ, либерал – утратили свое первоначальное значение. Так случилось, что демократическое движение в России было опорочено, поэтому такое отношение. У Жириновского – либерально-демократическая партия, но кто его назовет либералом или демократом?  Поэтому говорить терминами я отказываюсь, там такая мешанина.

– Поддерживаете ли вы предложение о том, чтобы государство выделяло библиотекам деньги, а они на эти деньги выписывали литературные журналы?

– Я самый активный сторонник этой идеи. И не только городские, но и школьные библиотеки должны выписывать литературные журналы. Чтобы школьники уже с первого класса, приходя в библиотеку, видели, что рядом с гламуром и глянцем лежит хотя бы с десяток лучших литературных журналов. С младых лет они пристрастятся к этому чтению, почувствуют вкус.  Бисмарку приписывают слова о том, что франко-прусскую войну выиграл школьный учитель. Можно добавить: и школьный библиотекарь. Мы посчитали: для государства это небольшие деньги, но стратегически оно бы выиграло, если бы дети видели в печати это, а не всякий мусор. 

– Один из выступающих на фестивале назвал писательские союзы и литературные журналы фильтрами на пути некачественной литературы. Насчет толстых журналов с профессиональной редактурой – соглашусь, а что касается союзов писателей, то добрая половина членов союза или даже больше пишут, мягко говоря, плохо. 

– Вы сейчас говорите о критерии приема в Союз писателей РФ, о строгости прохождения этой процедуры. Я вступал в СП еще в советские годы, помню, как это было сложно: нужно было представить две книги, кучу рекомендаций знаменитых писателей, был отсев. Теперь не то. До последнего времени в СП принимали даже по итогам обсуждения рукописи: человек еще ничего не напечатал, а его за два месяца принимают, тогда как другие, имея книгу, ждут годами. Это был перебор, конечно. Я считаю, что журнал – это последний бастион настоящей русской литературы. У СП другая роль, скорее, координирующая: он собирает разрозненных писателей со всей страны.  Я десять лет работал в правлении СП России, курировал регионы и знаю, какие есть одинокие люди, как они радуются возможности увидеться друг с другом, посовещаться, узнать, кто что пишет. Вот главная роль Союза. Ну и творческие совещания, конечно. 

– Почему так резко снизили критерии приема в Союз писателей в конце 1990-х годов?

– После развала СССР Союз писателей раскололся на пять-шесть частей. Каждый из этих осколков боролся за численность состава. Это было, чего скрывать: понабирали людей уровнем ниже плинтуса, принимали всех подряд для галочки, чтобы сказать: в наших рядах столько-то тысяч. Это была глупость, которая теперь видна. 

Написать автору

Отправить сообщение