After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Андрей Семенов, 13 June 2019 Политика
Гроб, кладбище, сотни миллиардов рублей...
Написать автору

Так называется один  из материалов журналиста-расследователя издания «Медуза» Ивана Голунова. Подзаголовок статьи уточняет тематику: «Как чиновники, силовики и бандиты делят похоронный рынок - и при чем тут Тесак».

От чтения этого большого текста волосы дыбом встают. Голунов описывает нравы, царящие у ритуальщиков. Резня за покойников, за морги, за кладбища, убийства, поджоги катафалков конкурирующими фирмами. На похоронах актера Леонида Броневого мстители за перехваченный заказ едва не спровоцировали установку гроба на прощании вверх дном, а в Екатеринбурге из-за грызни ритуальщиков вывозимые из морга тела перебрасывали через забор, пока в беспредел не вмешалась мэрия. Официальный оборот похоронного рынка в России составляет 60 миллиардов рублей, теневой - 250 миллиардов, пишет Иван Голунов в своем расследовании. Не менее громкие материалы он публикует и о других сферах российского бытия, таких, как потребление наркотиков и их попадание на просторы страны...

6 июня 2019 года журналист был схвачен оперативниками на улице Москвы. Перетряхнув его рюкзак, они достали из него пакеты с наркотиками, обвинили задержанного в наркодилерстве, скрутили, бросили в машину, судья проштамповал ордер на обыск в квартире Голунова, где нашли еще несколько пакетов и оборудование для изготовления синтетических наркотиков. На допросах журналиста избили, свезли в суд, который избрал в качестве меры пресечения ему домашний арест до 7 августа. Телеканалы начали старательно формировать доказательную базу, демонстрируя кадры с «экспертом», исследующим содержимое изъятых у Ивана Голунова пакетов. На экране компьютера, за которым сидит «эксперт», высвечивается слово «cocaine». Тележурналист услужливо спрашивает: «А еще в них что?». Голунову за изготовление и сбыт наркоты оперативники грозят лишением свободы на 20 лет. Он заявляет, что наркотики ему подбросили.

Все это ошарашило журналистское сообщество и общественность, и дальнейшее происходит уже под ее контролем. В крови Ивана Голунова не обнаруживают присутствия наркотических веществ, а на пакетах из его рюкзака и квартиры нет его следов, зато масса ДНК каких-то других людей. Собственно, и изначально было понятно, что это провокация и попытка сфальсифицировать обвинение. На месте Голунова надо было быть полным идиотом, чтобы, работая над такими материалами, расхаживать по Москве с рюкзаком, набитым пакетами с наркотиками, да еще разложить их и у себя дома. О беспределе стало известно на проходившем в те дни Петербургском экономическом форуме, в котором участвовал и президент Владимир Путин. Уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова доложила ему о ситуации с задержанием Голунова и специально.

После этого все покрутилось в обратную сторону. 11 июня дело против журналиста, которому хотели то ли отомстить, то ли закатать его за решетку на эти 10-20 лет и предотвратить новые расследования, было закрыто, а сам он освобожден из-под ареста. Министр внутренних дел Владимир Колокольцев обратился к президенту с ходатайством об увольнении двух генералов, причастных к истории, а спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко назвала произошедшее головотяпством. Ей возразили, что это не головотяпство, а система, которая в данном случае фабриковала обвинение топорно, и потому провалились. Но в лагерях сидят тысячи и тысячи человек именно за этот самый сбыт наркотиков, причем находили у них при обысках всегда почему-то такие дозы, чтобы хватило на тяжкие статьи Уголовного кодекса. Короче, это гниль российского правосудия.

Написать автору

Отправить сообщение