After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Андрей Семенов, 13 June 2019 Экономика
Кому загнали деньги за аудит энерготарифов?
Написать автору

Дело о семи с лишним  миллионах рублей, уплаченных ульяновским облправительством московской фирме за так называемую проверку тарифов, превращается в скандал.

В начале нынешнего года в Ульяновске грянула сенсация: проверка тарифов показала, что они завышены примерно на 30 процентов и будут заморожены. Сразу скажу, что никакой проверки тут не требовалось, поскольку тарифы утверждает подразделение облправительства, в котором, думаю, прекрасно знают, что он завышены, но регулярно подписывают документы об их очередном повышении. Хотя имеют право не только не повышать их или заморозить, но и снизить до реальных значений. На сенсацию обратили внимание в Федеральной антимонопольной службе (ФАС) и обнаружили, что за аудит уплачены бюджетные деньги, следовательно, фирма для его проведения должна была отбираться по закону о госзакупках, то есть через торги, которых не было. С ней просто была подписана бумажка, названная договором, по которой в Москву и перегнали упомянутые в начале заметки семь миллионов.

Антимонопольная служба направила губернатору области Сергею Морозову представление, в котором указала на нарушение при заключении договора аудита законодательства о госзакупках и конкуренции, и потребовала привести ситуацию в соответствие с правовыми нормами. Другими словами, объявить договор ничтожным и, вероятно, вернуть в бюджет эти семь миллионов. Морозов не согласился с представлением ФАС и оспорил его в Арбитражном суде Москвы, который в удовлетворении жалобы ульяновскому губернатору отказал, о чем «СК» сообщил в номере за 7 июня. Тут-то и стало известно название московской фирмы, которую ульяновцы осчастливили своими миллионами. Это Автономная некоммерческая организация «Центр мониторинга и контроля за ценообразованием» (АНО «ЦМОК»).

Фирма оказалась не просто известной, но в некотором смысле и легендарной. В номере за 28 февраля 2019 года «Российская газета» посвятила ее бурной деятельности  специальный материал под заголовком «Черные ящики» энергетики». «Понятно, что организации общественного мониторинга и контроля должны быть независимыми и кристально чистыми, а деятельность таких организаций должна быть направлена на сокращение числа «черных ящиков» в цепочке тарифообразования и снижение коррумпированности отрасли, - говорится в статье. - Тем не менее вопросы к общественным организациям, действующим в этой системе, остаются. Например, в сфере тарифообразования работает компания Алексея Малоземова, бывшего чиновника из Федеральной службы по тарифам (ФСТ. - «СК»). Подконтрольное ему ООО «ЦМОК» выступило учредителем АНО «ЦМОК», которая, в свою очередь, основала Фонд мониторинга цен и тарифов (ФМЦТ). Эта некоммерческая организация изучает конъюнктуру рынка и исследует  общественное мнение. ООО «ЦМОК», как писали СМИ, консультирует по вопросам коммерческой деятельности и управления, а ФМЦТ консультирует предпринимателей.

Получилось так, что структуры, связанные с ЦМОК, по данным СМИ, заняли практически весь федеральный рынок. С одной стороны, организации инициируют проверки тарифов в регионах, которые периодически заканчиваются судебными разбирательствами либо подписанием контрактов на «консультирование» с ЦМОК. С другой - помогает «сетевикам» с обоснованием  изменения тарифов. После таких обоснований тарифы могут меняться и в сторону увеличения.

Интересным является и тот факт, что в указанных компаниях, формально осуществляющих функции общественного контроля, работают бывшие чиновники с неоднозначной репутацией. Так, согласно ФЗ №79 «О государственной гражданской службе РФ» бывшим госслужащим запрещено использовать в интересах организаций либо физических лиц информацию, ставшую известной в связи с исполнением должностных обязанностей. Вопрос, насколько этичной и правомерной является деятельность ряда таких организаций и аффилированных  с ними персон, которые участвуют практически во всех аспектах регулирования тарифов в электроэнергетике, остается актуальным и открытым на сегодняшний день...»

Неизвестно, каким образом ЦМОК вышел на Ульяновск. Могло быть, к примеру, так. Лица из ЦМОК, которым прекрасно известно по прежней работе в ФСТ, как и из чего формируются тарифы, и то, что они всегда завышены, связались со своими коллегами еще по ФСТ в департаменте цен и тарифов Ульяновской области и уведомили их, что тарифы у нас накручены и что он, ЦМОК, собирается подать в суд. Наши подумали и сказали цмоковцам: «А давайте так сделаем: мы вам закажем аудит, вы установите, что наши тарифы завышены, после чего мы объявим о их заморозке. Вам - хорошие деньги за аудит, нам - хороший пиар». Или же было так: ЦМОК прямо предлагает нашим заключить договор на проверку тарифов. То, что они завышены, вы, дескать, и так знаете, но мы в ходе проверки «установим» это официально, и вы по следам аудита объявите о их заморозке. Вам - классный пиар, как защитникам народа, нам - деньги за проведенную проверку. Либо люди из нашего департамента сами предложили ЦМОК сделку, по которой он «выявит» у нас завышенные департаментом же тарифы, и ему - деньги за проверку, облправительству - слава. Это, кстати, уже из серии о вдове, саму себя высекшей.

В любом варианте, пока условных, выглядит это как неприкрытый сговор сторон с целью вывода средств из ульяновского бюджета. У нас в «Курьере» такой аудит занял бы максимум час-полтора, и нужен для него был бы лишь перечень расходных статей себестоимости производства электроэнергии, который у бывших сотрудников ФСТ есть от их прошлой деятельности. В «Курьере» же его нет, в этом вся разница. Есть в этой истории еще и такой момент. ФСТ, служившая долгие годы ее сотрудникам весьма хлебным местом, была ликвидирована, и ее функции передали ФАС, что не могло не задеть Малоземова и его коллег, в чьих головах вполне мог созреть совместный с ульяновским облправительством план мелкой мести антимонопольщикам. В ФСТ калачи были тертые, и они наверняка знали, что ФАС увидит нарушение закона о госзакупках и как бы заблокирует «заботу» ульяновского чиновничества о населении, подставив тем самым себя под удар народного недовольства. Но речь-то тут о другом, она, похоже, об откровенном мошенничестве с бюджетом, которое и пытается пресечь Федеральная антимонопольная служба.

Написать автору

Отправить сообщение