After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Сергей Гурьянов, 30 May 2019 Персона
Хаутиев оставил культурное наследие
Написать автору

Шарпудин Хаутиев покинул пост руководителя Управления Ульяновской области по культурному наследию. Он руководил им 11 лет, со дня его основания.

Хаутиев объясняет свой уход в том числе «желанием двигаться дальше» - ему поступили предложения о работе в том числе из других городов, но решение пока не принято.

Временно исполняющим обязанности назначен заместитель Хаутиева, Евгений Сизоненко, который только-только вышел из отпуска. Однако кто станет постоянным руководителям – пока вопрос открытый.

В соцсетях многие восприняли уход Хаутиева с сожалением, но стоит отметить, что за 11 лет он набрал очень много поводов для критики. Культурное наследие Ульяновской области по-прежнему в плачевном состоянии. 

В качестве своих заслуг Хаутиев называл, например, восстановление памятника Александру II в селе Белый Ключ Сурского района. Работа там была проведена действительно интересная, но назвать этот памятник «визитной карточкой для туристов», как он сделал это в 2017 году, точно нельзя. Что еще положительного можно вспомнить? Пожалуй, отремонтированные балконы на «доме с орлами» в переулке Комсомольском. Какая-никакая борьба с рекламой и лишними конструкциями на улице Гончарова. Отнесение к памятникам здания старого железнодорожного вокзала. Заставили восстановить здание на спуске Халтурина, где, откровенно говоря, никто и не ходит... Другие вспомнят что-то еще, но все это – какие-то отдельные, не очень заметные на общем фоне успехи.

А напротив «дома с орлами» стоит с разбитыми окнами еще один дом культурного наследия – погибающий и разрушающийся. Дом «магазин Юргенса» на улице Гончарова – за него Хаутиев вроде бы боролся, но недоборолся: здание отобрали у собственника, чтобы выставить на аукцион, но оно так и стоит - никому не нужное - за грязной тряпкой прямо в центре города, возле одного из самых «навороченных» ульяновских музеев…

Хаутиев, справедливости ради, всегда был связан крайне скудным арсеналом законодательных средств. С тем же магазином Юргенса: да кому он нужен, пока он в таком состоянии? Если бы власти могли выделить финансирование на его реставрацию, то пришли бы и частники, которым понравилась бы идея разместиться в историческом красивом здании с огромными витринами, выходящими на одну из центральных улиц города – вспомните или посмотрите на старых фото, какие окна у «магазина Юргенса». Но все инструменты управления культурного наследия – «запрещать и не пущать». Ремонт в историческом здании провести частнику из-за наложенных ограничений крайне сложно, легче новое здание построить. Финансирование на реставрацию получить – невозможно. Продать – да кому оно нужно, это здание, с такими отягощениями?

Попыток изменить законодательство на региональном уровне, выйти с предложениями на федералов – не было. По крайней мере, сложно что-то такое припомнить.

Кто-то в комментариях назвал Хаутиева «решительным и открытым человеком». Может, где-то и да, но в вопросах культурного наследия как раз решительности совершенно не хватало. Что поражало – так это нежелание резко высказываться о каких-то резонансных событиях, и еще – нежелание воспринимать культурное наследие в целом, а не как набор отдельных зданий. Например, в ситуации со строительством на Льва Толстого. О строительстве в историческом квартале, который, по идее, надо охранять, оберегать всеми силами, резко высказывалась руководитель заповедника Ирина Котова, которая мало что может изменить, кажется, а Хаутиев – фактически промолчал. Даже сказал, что все нормально, пусть строят… Не было решительных заявлений, что строится дом не по изначальному проекту, что «историческую строку» надо сохранять. Знаете, как хороший футбольный тренер после в пух и прах проигранного матча говорит – к футболистам претензий нет. Вот не было такого же ощущения, что Хаутиев может защитить. В итоге вмешалась прокуратура, у которой, как ни странно, аргументы нашлись.

О сносе дома на улице Железной дивизии рядом с кирхой Хаутиев не промолчал, написал в своем блоге – мол, обладало признаками культурного наследия, но на этом все. До конца дело не доведено.

При Хаутиеве бизнесмены поняли, что даже в историческом квартале можно делать почти все, что захочется – главное, не трогать домики из списка. С остальными можно работать. Исторические же дома – тут нужно просто ждать, когда они развалятся. А развалятся обязательно.

Впрочем, кто бы ни занял пост Хаутиева теперь, важно понимать, что инструменты у него будут точно те же, что и у предшественника: восемь человек в штате управления, несовершенное законодательство и куча разваливающихся объектов культурного наследия, на которое властям, по большому счету, плевать. Пока не будет изменений системных, не произойдет и качественных.

Написать автору

Отправить сообщение