After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Василий Мельник, 30 May 2019 Общество
Питекантропщина
Написать автору

вновь заводит песню о переименовании Ульяновска

На сей раз предпринимается более хитрый заход, имеющий целью дискредитировать название «Ульяновск» и выпятить слово «Симбирск».

В одном из местных рекламных изданий опубликован текст, состоящий из как бы вступительного слова и так называемой анкеты, на вопросы которой предлагается ответить публике. Во вступлении говорится о приближении 150-летия со дня рождения нашего земляка Владимира Ильича Ульянова-Ленина, «великого преобразователя, мыслителя, практика строительства государства на новых принципах равенства, справедливости и братства всего мира». В общем, к этой дате, вероятно, и задумана новая попытка лишить город имени «великого преобразователя и мыслителя». Логика инициаторов, надо сказать, какая-то слишком уж виртуозно-извращенная.

Вопросы анкеты призваны фальсифицировать значение Симбирска и составлены соответствующим образом. Скажем, такой: «Какой город-крепость на Волге не смог покорить Степан Разин?». Или такие: «В каком городе родился знаменитый историк России Карамзин?», «В каком городе родился, крестился, рос, мужал великий путешественник, мореплаватель, писатель Иван Александрович Гончаров?». Понятно, что этот «великий город», не давшийся Разину, - Симбирск. В нем же родился и «знаменитый историк России Карамзин», хотя однозначных данных на этот счет, по-моему, нет, и родился он, возможно, в селе Знаменское, имении его родителей. А с какой стати Гончаров-то попал в великие путешественники и мореплаватели? Насколько известно, совершил он всего одну дальнюю поездку, в Японию, в качестве секретаря руководителя русской дипломатической миссии, итогом которой стала книга «Фрегат «Паллада». Обратно же Гончаров ехал через Сибирь на лошадях.

Но есть среди вопросов и совсем уж замечательные по своему невежеству, как, например, следующий: «В какой город переехало духовенство и дворянство со всеми литературными ценностями, библиотеками, архивами, когда Наполеон жег Москву?». Имеется в виду, видимо, тоже Симбирск. Но Наполеон не жег Москву, господа! Москву сжег ее военный губернатор и главнокомандующий, граф Федор Васильевич Ростопчин, не желая, чтобы она досталась французам. Наполеон же, увидев с Воробьевых гор, что русские жгут свою старую столицу, пришел от такой дикости в ужас, почему, похоже, и решил спешно покинуть завоеванную часть России. И не «со всеми литературными ценностями, библиотеками, архивами» духовенство и дворянство бежало из Москвы. В пожарах Ростопчина сгорела масса поистине бесценных вещей, таких, как собрание русских древностей Алексея Ивановича Мусина-Пушкина, в составе которого были рукопись поэмы XII века «Слово о полку Игореве», пергаментная Троицкая летопись начала XV века и много других памятников. Сгорели библиотека и архив в доме Ивана Алексеевича Яковлева, отца Александра Герцена. И так далее.

Унижению Ульяновска посвящены, как думается, вопросы типа: «В каком городе были уничтожены все священники?». Или: «В каком городе были уничтожены все святыни?». Отвечающему, если таковые найдутся, не останется ничего другого, как сказать, что в Ульяновске. Ради справедливости и симметрии в анкету стоило бы включить и вопрос: «В каком городе в 1918 году, во время его захвата белогвардейцами, банды Каппеля уничтожили несколько сот граждан, вытаскивая их из домов и расстреливая прямо на улицах?». Это было в Симбирске, что омрачает его светлый лик, рисуемый переименовальщиками, и потому такого вопроса в анкете, разумеется, нет.

«И справедливо, честно и достойно будет, если мы вернем им их родину Симбирск...» - пишут авторы новой-старой затеи, имея в виду Карамзина, Гончарова и других уроженцев Симбирска. Но опять же в целях равновесия можно предложить еще одну анкету. Я бы включил в нее, к примеру, такие вопросы: «В какой город во время Великой Отечественной войны было эвакуировано большое количество заводов, давших жизнь УАЗу, моторному заводу и проч.?», «В каком городе работало Высшее военное танковое училище, выпустившее тысячи офицеров-танкистов, защищавших в годы войны Родину, 80 из которых были удостоены звания Герой Советского Союза?», «В каком городе изготовлен самый большой в мире транспортный самолет?», «В каком городе работают четыре университета, три из которых были построены с нуля?», «В каком городе по сравнению с захолустным предшественником живет в десять раз больше населения?».

Сегодня в Ульяновске проживает свыше 600 тысяч человек. Практически все они в Ульяновске родились или в Ульяновск приехали, и для них это родина. Ульяновск вписан в их свидетельства о рождении, паспорта, пенсионные удостоверения, школьные и вузовские документы и прочая, и прочая. Они, может, и не Карамзины с Гончаровыми, но тоже люди, созданные по образу и подобию Божьему, и со своей индивидуальной судьбой на этом свете. Так почему вы предлагаете отнять у них их родину - город Ульяновск (а другой они не знают) - и отдать ее теням прошлого, какие бы фамилии они ни носили? Или они менее достойны? Если так, то почему, интересно? Почему жизнь этих-то сотен тысяч коту под хвост? Сортом не вышли?

По поводу требований восстановления «исторической справедливости» хорошую метафору, хотя и по другому поводу, высказал в эфире радио «Эхо Москвы» публицист Александр Невзоров: «Было - значит, теперь сделаем снова... Представьте на минуточку сцену, ситуацию, когда в кабинет какого-нибудь губернатора вваливается толпа в шкурах и с дубинами и, воняя, сообщает, что они являются прямыми наследниками питекантропов и продолжателями питекантропского дела. Вот активисты питекантропщины заявляют, что необходимо восстановить или заново отстроить их пещеры, причем в точности воспроизвести лежки, грязь, запахи, загаженность этих пещер... Так как эти пещеры были на том месте, где сейчас располагаются котельная или городской парк, то, соответственно, котельная, детсад или парк подлежат снесению, а на их месте снова должна появиться пещера». Такой питекантропщиной являются, на мой взгляд, и периодические наскоки на Ульяновск.

Написать автору

Отправить сообщение