After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Андрей Семенов, 23 May 2019 Политика
Церковь вышла топтать народ?
Написать автору

Избиение в Екатеринбурге людей, протестовавших против строительства церкви в парке в центре города, стало чертой, за которой уже только пропасть.

Протесты начались 13 мая. Не добившись отмены стройки, горожане (в основном молодежь) сломали забор в парке, установленный строителями, и пытались не допустить к площадке рабочих. Разгонять общественность бросили ОМОН, привезенный, по слухам, из Челябинска, а потом подтянулись спортивные качки, которые и устроили бойню. Качков, по одной из версий, подослали две крупные металлургические компании, являющиеся спонсорами строительства храма. Несколько человек получили травмы, и начались аресты среди протестующих. Вот канва этой екатеринбургской драмы. За устроенным в столице Урала мордобоем скрываются власть и екатеринбургская епархия, нацелившаяся на захват городского парка, что до предела возмутило жителей мегаполиса, заявляющих, что в городе много других мест, где можно строить, и не надо лезть в этот парк. Но ни свердловско-екатеринбургские власти, ни епархия отступать, похоже, не собираются, планируя сломить сопротивление горожан. Не мытьем, так кулаками.

Церковь, на мой взгляд, воистину не ведает, что творит, и совсем не извлекла уроков из истории ХХ века, когда подверглась тотальному разгрому. В первую очередь на территории современной России. Страна у нас атеистическая, как бы церковники ни пытались представить обратное. На самые большие религиозные праздники, Рождество и Пасху, храмы посещают от одного до двух миллионов человек, часть из которых идет в них из соображений моды, а не веры. Словом, православных в России не больше одного процента от всего населения страны, и разве это не аргумент в пользу более скромного, даже, я бы сказал, смиренного отношения этой структуры к обществу?

После революции 1917 года церковь покрушил тот самый народ, который царский режим высокомерно выдавал за стопроцентно верующего, боголюбивого и богобоязненного (как это пытаются делать и сейчас). Притом что тогда церковники не прибегали к физическому насилию над обществом. Они пьянствовали, обжирались, развратничали - собственно, опять же, как и сейчас, по уверению Александра Невзорова, знающего эту тему досконально, - терзали души людей, но не терзали их тело. Только ближе к краху царизма появились казачьи и черносотенные сообщества, пытавшиеся, спасая религиозный дурман и самодержавие от поднимающегося с колен, другими словами, от скотства, народа, загнать его назад, в стойло, силой, за что и были потом расказачены и вышвырнуты из страны. Сегодня роль этих казачье-черносотенных отбросов играют, в частности, спортсмены, что ставит в повестку дня закономерный, по-моему, вопрос: «А кого готовят нынешние спортшколы, особенно по единоборствам - боевиков и громил? И случайно ли в 90-е слишком во многих бандах на территории России, грабивших и убивавших, было слишком много бывших и действующих спортсменов?». О том, что эти а-ля-екатеринбургские группировки дискредитируют спорт и его подлинных подвижников, которых большинство, и говорить нечего.

Хамские претензии церкви, и не только в Екатеринбурге, но и у нас, в Ульяновске, где под ее давлением площадь Ленина была переименована в Соборную и не оставляются поползновения соорудить на ней храм, притом что там и так все потихонечку трещит и сползает под гору, как здание филармонии, рано или поздно получат жесткий отпор общества. И скорее рано, чем поздно. Пока церковь беспредельничает под крылом Кремля, но придет время, когда это уже не спасет. Во-первых, и Кремль не всегда будет таким. И во-вторых, даже если он и останется при своем, народ не всегда будет таким. Те 99 процентов, по сути не верующих, но которых церковь подверстывает по умолчанию к своей пастве. Сейчас они на это подверстывание не реагируют и вообще к происходящему как бы безразличны, но это только до тех пор, пока религиозные активисты не начали ломать кости их детям и внукам. Вот тогда они очнутся от летаргического сна, и будет плохо. Прежде всего церкви, ее служителям и их прихвостням и храмам. Ни о чем другом история не говорит и ничего другого не предвещает. Чтобы убедиться в этом, достаточно открыть хронологию событий в России первой половины ХХ века и перечитать ее. А еще открыть Конституцию России и посмотреть в ней, кто в стране источник власти и хозяин земли. Не мэр Екатеринбурга или Ульяновска, а народ, который можно дурить и насиловать долго, но невозможно делать это всегда.

Написать автору

Отправить сообщение