After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Ян Гуров, 16 May 2019 Культура
Спорный орган
Написать автору

Министр искусства и культурной политики Ульяновской области Евгения Сидорова дала интервью, в котором подтвердила, что орган будет перенесен в Мемориальный центр, а в закрытом ныне здании филармонии музыки больше не будет. Архитекторы оказались возмущены – зачем тогда было обсуждение, стоит ли переносить орган в Мемцентр, если к их мнению так и не прислушались?

В интервью одному из порталов «73онлайн» Сидорова заявила, что «понимает желание многих ульяновцев вернуться в родное здание Дома музыки», но «органный зал должен соответствовать всем современным требованиям». При этом она подчеркнула, что самое важное тут – акустические требования, а не какие-либо еще.

- На основе многочисленных обсуждений вопроса с профессиональной общественностью, членами международного Союза музыкальных деятелей, Союзом органистов России и лично Рубином Кабировичем Абдуллининым, а также акустическими фирмами в 2017 году принято решение о целесообразности перенести орган в Малый зал Ленинского мемориала. Его модернизируют под концертный органный зал в рамках проведения ремонтно-реставрационных работ в Мемцентре, – заявила она.

Говоря о состоянии здания бывшего общественного собрания, где располагалась филармония, Сидорова сообщила, что там проведены «противоаварийные ремонтные работы на аварийных участках», усилен фундамент, отремонтирована кровля, частично заменена кладка стен и подвальных помещений. Общая сумма работ – более 21 миллиона рублей. Утверждается также, что проведены «мероприятия по надлежащей эксплуатации водосбросных колодцев по отводу поверхностных и дренажных вод в границах земельного участка филармонии».

Однако здание открывать явно не собираются, да и до обсуждения его судьбы с жителями дело все никак не дойдет. Есть ощущение, что бывшая филармония так и осталась аварийной, в которой страшно хоть что-то размещать, а признаваться в том, что здание может погибнуть, не хочется.

- Когда мы прочитали это интервью с министром культуры Ульяновской области и увидели ответ на вопрос по переносу органа в Ленинский мемориал, ощутили собственное бессилие, – говорится в заявлении ульяновских архитекторов. – Зачем тогда был «МодУль»? Ведь Ленинский мемориал пустил мероприятие на свою площадку, ведь туда приходили представители правительства и разговаривали с экспертами. Получается, одна рука не знает, что делает вторая? 

Речь идет о конференции «МодУль», посвященной советскому модернизму. Мероприятие прошло в прошлом году как раз в том помещении, где собираются разместить орган. Архитекторы заявили тогда, что Малый зал нельзя уничтожать даже ради органа – ведь придется полностью закрыть застекленные стены. Архитектор Михаил Капитонов тогда отмечал, что до сих пор нет проекта реконструкции зала с учетом размещения там музыкального инструмента; также он критиковал власти за то, что для них «охранные обязательства – досадная помеха, которую хочется обойти». Ценность зала он видел не только в окнах и своей прозрачности, но еще и в том, что там сохранились «советские светильники, кресла, дверные ручки».

- Ленинский мемориал – это общественное пространство в центре города, которое создано для досуга горожан и содержится на налоги горожан. У жителей Ульяновска есть право участвовать и вносить свои предложения. А тем временем до 2019 года никто не видел сам проект, и никто его в публичном пространстве не обсуждал. Одни только заявления и отсылки на сайт госзакупок с конца 2017-го. Где это все? – говорится в новом заявлении архитекторов.

Вот тут и есть, к слову, главная претензия – до сих пор никакой конкретики по органу нет. Он находится уже больше двух лет под саркофагом в здании филармонии – неизвестно, в каком состоянии. Перенос этого музыкального инструмента – тоже дело грандиозное и сложное. Проекта, однако, нет, денег нет – такое ощущение, что про орган просто забыли за ненадобностью.

Написать автору

Отправить сообщение