After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Юрий Кашинский, 16 May 2019 Политика
Чем дальше в регионы, тем непроглядней тьма
Написать автору

Пока российское телевидение шоуменничает над Украиной и демонстрирует наши ракеты всех мастей и скоростей назло соседям, в регионах самой России нарастает ужас и закипает ад.

Несколько месяцев назад Сеть взорвал сюжет о школьнице из псковской деревни, которая рассказывала о жизни со своей матерью на пособие в 450 рублей в месяц, положенное по закону, если отца ребенка нет как бы в принципе, то есть он не записан в детское свидетельство о рождении. Сеть пошумела, потом все заглохло. Один из немногих оставшихся федеральных журналов (называть его я не буду, чтобы своим комментарием не навлечь на них неприятностей) решил съездить на псковщину, найти героиню сюжета и выяснить, в общем, что там за история. И первое, что потрясло журналистов, это тотальная нищета и беспросветность. Пока ехали до нужной деревни мимо других деревень, нагляделись, наверное, до седых волос. Черные избы, большинство - брошенные. Часть рухнули, причем некоторые повалились набок, и пустые окна смотрят в пространство. Как будто человек, умерший в неудобной позе, пишет автор очерка.

Самой школьницы дома не было, а ее мать и сестра с мужем категорически отказались говорить, потому что «надоело уже все». Как выяснилось, после того сюжета интернет-пользователи перевели им денег, что вызвало зависть односельчан. И еще их несколько раз вызывали в прокуратуру и Следственное управление, где пытались заставить девочку написать заявление, что за съемки в сюжете блогер ей заплатил. Корреспонденты сходили в райцентре в соцзащиту, где сотрудница признала, что живет эта семья действительно на детское пособие в 450 рублей. (Работы там нет, в сезон ходят на лесные болота собирать ягоду, которую продают, и что-то за нее выручают. Если не лениться, то можно хорошо заработать - несколько десятков тысяч рублей. «Но как они живут-то на эти 450 рублей?» - спрашивает журналист. «Так и живут», следует ответ. И не одни они. В районе две с лишним тысячи детей, и половина из них - у матерей-одиночек. Это пособие, оказывается, еще самое большое - на тех детей, в чьи свидетельства о рождении отцы вписаны, получают вдвое и втрое меньше. И уж к слову, «самое большое» детское пособие примерно в тысячу раз ниже, чем зарплаты депутатов Госдумы, которые его установили. Ну, а минимальное из пособий, 150 рублей, меньше депутатских доходов в три тысячи раз.

Одна из соседок «оскандалившей» псковщину семьи заявила журналистам, что деревня этот поступок не одобряет - не надо было ничего в интернете рассказывать, а то теперь вон чего про нас всех пишут. На возражение: почему не надо-то было, ведь им помогли? И деньги присылать не надо было, отрезала собеседница, заметив, что все так живут, привыкли, и вся Россия так живет, только  по телевизору об этом не говорят - там Сирия да Украина...

Молчит телевидение и о дикости на другом конце страны - в Якутии, где после изнасилования женщины местные устроили погромы «понаехавшим», поскольку насильником оказался киргиз по национальности. В республике живет и работает много мигрантов, и, кроме погромов, теперь там развернулась фактически фашистская пропаганда против этих людей. «Не позволим насиловать наших женщин!» - заявляют якуты. В прошлом году в Якутии было, пишет журнал, около 300 изнасилований, и лишь в четырех случаях преступление совершили мигранты, но те 300 возмущений у местных не вызвали, как и изнасилования детей, только выявленные исчисляющиеся десятками, и тут приезжие совсем не замешаны. Многие из них живут в Якутии давно, по 10-20 лет. Работают на транспорте, в торговле, на стройках. Сейчас они позакрывали киоски и выходить на работу боятся. Кто-то отправил на родину свои семьи и готовится тоже уехать или уже уехал.

Мертвая тишина на федеральных телеканалах и о происходящем в Ингушетии, где вовсю зреет социальный пожар. В конце прошлого года ее руководство подписало с соседней Чечней договор о границе, и в итоге, как считают ингуши, Чечне отошли в том числе и исконно ингушские, и даже родовые земли. Начались протесты. Конституционный суд (КС) Ингушетии проверил договор и вынес решение о его незаконности. Глава республики Юнус-Бек Евкуров обратился в КС России, который отменил постановление  КС Ингушетии и признал договор о границе законным. Это вызвало массовое негодование ингушей, расценивших решение КС России как неправомерное вмешательство в дела республики. Подавлять протесты в Ингушетию направляются силовики из других российских регионов, так как местные полицейские  делать этого не хотят. Евкуров же приказал сажать лидеров, и за решетку отправился, наряду с прочими, уважаемый старейшина, сдерживавший пыл молодежи. «Ничего страшного не произошло, - цитирует старика тот же журнал. - Если на то будет воля Аллаха, мы вернемся, а Юнус-Бек уйдет». Евкуров - из военных и лучше всего умеет обращаться с порохом. И, похоже, не случайно посвященный этому конфликту материал издание озаглавило так: «Ингушетия: абзац все ближе». И, видимо, не только в Ингушетии. Какое будущее! Какая пенсия в 65 лет! Какое долголетие! Президенту России Владимиру Путину, которому окружение парит мозги светлыми перспективами, надо приехать на северное кладбище в Ульяновске и осмотреть захоронения последних лет: одна молодежь лежит. Хлеще, чем в 90-е.  В этом растерзанном  и полусумасшедшем состоянии Россия подошла к 74-й годовщине победы над гитлеровской Германией, в связи с чем наши патриоты вновь украсили свои немецкие машины пошлыми надписями «На Берлин!» и «Можем повторить!» и, визжа клаксонами, пронеслись по улицам сваливающейся в ад страны.

Написать автору

Отправить сообщение