After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Геннадий Якимчев, 2 May 2019 Общество
Было бы 80 лет
Написать автору

3 мая основателю и первому главному редактору «СК» Алле Григорьевне Багдасаровой исполнилось бы 80. И почти 24 года ее уже нет.

То есть прожила-то она скромные 56 лет, и, как по нынешним временам, еще четыре года работала бы до пенсии. Ушла внезапно, полная замыслов, творческих сил и радостных эмоций - придя на день рождения к своей подруге. Это был 1995 год, заканчивался первый президентский срок Бориса Ельцина, предстояли новые выборы, общественная и политическая жизнь бурлила, и Алла Григорьевна была вся в ней. На ее глазах делалась история, в которой средствам массовой информации отводилась существенная роль - они были провозглашены одной из ветвей власти, наряду с законодательной, судебной и исполнительной. Так Багдасарова это и воспринимала, будучи волевым человеком и имея в руках мощное орудие влияния.

Но одновременно она была и человеком земным и искренним, с подчиненными в первую очередь. Расскажу эпизод из собственных будней. Не помню все это в подробностях, помню лишь фабулу. За какую-то из моих статей на меня обиделся один из руководителей Горсовета. Однажды в здании мэрии он шел навстречу, я поздоровался, но он меня проигнорировал и ничего не ответил. Потом я, по-моему, решил тоже не здороваться и при следующей встрече прошел мимо (как дети малые!). Он сообщил о моем возмутительном поведении Алле Григорьевне, а надо иметь в виду, что Горсовет был учредителем нашей газеты, и дерзко я повел себя собственно с ее хозяином. Багдасарова вызвала меня к себе и спросила, что это я себе позволяю, сказав, что я должен пойти к нему и извиниться.

Но мне попала, что называется, шлея под хвост, и я ответил, что она может меня хоть сейчас уволить, но я не пойду, потому что он первый проигнорировал, когда я с ним поздоровался. Мы были лицом к лицу, и не понять, что я здоровался именно с ним, было невозможно. Она в гневе выслала меня из кабинета. Через какое-то время пригласила вновь.

- Садись.

Я сел напротив.

- Извини, старик, я была не права. Я с ним переговорила, и он подтвердил, что все было так, как ты и сказал. В общем, проехали!

Привожу, может, и не дословно, но близко к тому. Алла Григорьевна очень верила в светлое будущее страны, в свободу и благополучие людей. И что бы, интересно, она сказала сейчас, увидев, что все эти надежды безжалостно растоптаны, и верх взяли мракобесие, ложь, доносительство, лицемерие и холуяж? 

 

 

Написать автору

Отправить сообщение