After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.

Теперь споют

Написать автору

В нынешний день 9 Мая в Ульяновске планируется внести живинку в акцию «Бессмертный полк»: участники акции не просто должны идти с портретами своих предков - ветеранов войны в руках, но еще и петь.

По одному из местных телеканалов об этой инициативе докладывала некая дама слегка жеманной наружности. Уж не знаю, в чем дело, в смысле, почему возникла необходимость в песнях. То ли молчаливое шествие в память погибших на войне кому-то на вершине наскучило и захотелось хоть и поминок, но с музыкой и чтоб гармонь порвать на части, то ли новшество имеет чисто утилитарную цель. Настроения в России после пенсионной подлянки, как известно, сильно помрачнели и продолжают мрачнеть, и вот кому-то в голову пришла, допустим, гениальная идея сымитировать массовое веселье и сделать вершинам приятное. Увидят с них поющую страну и подумают, что вранье все это - про недовольство народа повышением пенсионного возраста. Вон они, наследники победителей, им еще пять лет горбатиться добавили, и теперь уж до гробовой доски, а они песни горланят, чем не прелесть? И возрадуется сердце того, кто на вершине.

Песни будут, как рассказала дама, военной поры, те, которые пели во время Великой Отечественной защитники Родины. Ну и понятно: они ведь тогда постреляют, постреляют, гранаты покидают, убитых товарищей похоронят - и сразу петь. По словам дамы, предстоит большая подготовительная работа. Предполагается, что в колоннах будут идти запевалы, в роли которых выступят волонтеры. Сегодня это что-то вроде подручных власти, выполняющих за нее грязную работу в поле.

И получится, в общем, что в основном давно погибшие люди на портретах, где-нибудь на улице Гончарова в Ульяновске, между улицами Льва Толстого и Ленина, как бы грянут вдруг «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!». Я вспоминаю одну старушку у нас в деревне, у которой на фронт ушли шестеро сыновей, а вернулся домой один, остальные погибли. Если бы она дожила до наших дней, приехала бы 9 Мая в Ульяновск и это бы увидела, то, вероятно, просто сошла бы с ума, подумав, что попала на светопреставление. Она-то в этот день, может, свечу или пять свечей - по числу погибших сыновей, зажигала и плакала. И если бы ей тогда сказали: «Спой, мать!», решила бы, что явился дьявол и заставляет ее кощунствовать над сыновними могилами.

Но теперь все проще. Ни солдатских матерей в живых нет, ни солдат. Остались их правнуки и внуки, которых мордует власть, и хочет при этом, чтобы они веселились и ее любили. И благодарили бы за победу над Германией, хотя, когда та победа имела место, нынешних чиновников в зародыше еще не было. Но любви все меньше. По данным последних социологических опросов, до 50 процентов россиян считает наиболее острым конфликтом страны конфликт между народом и властью. Три года назад таких было 30 процентов. Ввиду прибавившихся 20 процентов пришлось придумывать вот этот песенный марш «Бессмертного полка». Сами они, уехав на свои швейцарские дачи, наверняка будут ржать над этими поющими толпами. Если же количество недовольных продолжит расти, а признаков, что будет иначе, нет и не предвидится, дойдут, наверное, и до плясок. Прямо на костях.

 

 

Написать автору

Отправить сообщение