After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Андрей Семенов, 14 March 2019 Общество
Почему вокруг этого дела мертвая тишина?
Написать автору

 

Уголовное дело «УльяновскФармации» уперлось, вероятно, во что-то железобетонное. Из застенков московских СИЗО, где сидят арестованные по нему подозреваемые, на волю не доходит ни звука. На воле тоже все молчат.

В очередной раз в двух словах о сути дела, которая на сегодня известна. По версии следствия, группа должностных лиц обеспечивала победу ОАО «УльяновскФармация» в аукционах на поставку медикаментов и вспомогательных материалов в лечебные учреждения области. Победы одерживались по ценам поставщика, которые были сильно завышенными, в результате чего, считает следствие, бюджету был нанесен существенный ущерб, исчисляемый на сегодня в 10,5 млн рублей в эпизоде с поставкой медицинского кислорода. В начале истории весь объем этого рынка с 2014-го по 2017-й год оценивался в сумму порядка 3,5 млрд рублей. По делу арестованы и содержатся в СИЗО бывший депутат ЗСО Игорь Тихонов, министр здравоохранения области с 6 июня 2017-го по июль 2018 года Рашид Абдуллов и бывший заместитель гендиректора «УльяновскФармации» Евгений Коган. Бывший зампред областного правительства, министр здравоохранения с февраля 2014-го по конец мая 2017 года Павел Дегтярь и гендиректор «УльяновскФармации» Ольга Кузнецова - под домашним арестом. Кузнецова - в Москве, Дегтярь - в Ульяновске, с семьей и с правом гулять по городу.

Поскольку никакой информации о движении дела ниоткуда нет, логично предположить, что нет и его движения - все застыло. Единственное, что происходит, это регулярные заседания Басманного суда Москвы, продлевающего сроки ареста подозреваемых, который у Тихонова, Абдуллова, Когана и Кузнецовой после недавнего продления приблизился к году. У Дегтяря - к шести месяцам. Но самое удивительное - это тишина, окутавшая дело. Молчат бывший начальник Абдуллова и Дегтяря, председатель областного правительства Александр Смекалин, и начальник Смекалина, губернатор Сергей Морозов. Молчат коллеги Тихонова по депутатскому корпусу. Молчат родные, друзья и просто приятели задержанных. Молчат учредители и сотрудники «УльяновскФармации». И это при том, что даже с адвокатов обвиняемых, насколько известно, не требовали подписку о неразглашении материалов дела. Сторонним же лицам тем более никто не запрещал ни говорить, ни рассуждать, ни высказывать о нем свое мнение, ни даже защищать их.

Потрясающая, словом, ситуация, ведь в московских СИЗО год досиживают живые люди, считающиеся пока что, до приговора, невиновными.

И никто еще не отменял императив «молчание - знак согласия». Согласие с чем демонстрируют все вышеупомянутые, в том числе неназванные, должностные и не должностные лица? С тем, что правильно помещены под арест и так им и надо? И любопытно, во что же уперлось следствие, да так, что сидящим на голодном информационном пайке СМИ приходится додумывать, выстраивая свои собственные версии и догадки? Поворотным пунктом в судьбе ОАО «УльяновскФармация» был, напомню, май 2015 года, когда на трассе «Ульяновск - Самара» в собственном автомобиле был обнаружен мертвым тогдашний директор ОАО, самарец Владимир Ежков. Вскоре после этого началось решительное переформатирование фармпредприятия. 22 июня 2015 года, в годовщину нападения гитлеровских войск на СССР под председательством губернатора Сергея Морозова  состоялось специальное совещание по работе ОАО. Совещание утвердило, как говорится на сайте облправительства, «состав обновленного совета директоров ОАО... Его членами стали заместитель министра здравоохранения региона Елена Фалина, заместитель директора департамента государственного имущества и земельных отношений Василий Белов, советник-наставник при губернаторе, председатель НП «Медицинская палата Ульяновской области», главный врач областной клинической больницы Валентина Караулова и генеральный директор предприятия Ольга Кузнецова. Председателем  совета директоров единогласно избрана главный врач городской клинической больницы №1 Галина Федорова».

Так вот, в дальнейшем менеджеры ОАО Ольга Кузнецова и Евгений Коган в своей деятельности наверняка не могли и шага ступить без указаний совета директоров (СД). СД же выражал волю учредителя, которым было правительство области. 22 июня 2015 года был создан еще и экспертный совет, который возглавил Игорь Тихонов. Судя по названию, это чисто совещательный орган, не имеющий директивно-распорядительных функций и не полномочный влиять на политику ОАО. И получается, что Кузнецова с Коганом были связаны в своих действиях учредителем, то есть облправительством, а Тихонов в этом своем совете если что и мог, то только разговоры разговаривать. И уперлось следствие, возможно, в преграду на пути к структурам и лицам, реально принимавшим решения и в ОАО «УльяновскФармация», и в процессе проведения аукционов, и в распределении вырученных за поставленные в больницы лекарства средств. Скажем, перед альтернативой: или брать председателя облправительства и формального главу учредителя ОАО Александра Смекалина, или искать какую-то другую фигуру. Вполне может статься, что силовики уже и не рады, что ввязались в эту историю, которая на первых порах могла показаться им не столь муторной. А теперь, похоже, оказалось, что не тех взяли. И уже идеальным было бы, возможно, если бы все арестованные умерли, и тогда «в связи со смертью обвиняемых» дело с легкой душой можно было бы закрыть. И есть, кстати, версия, что в Москву их увезли по ходатайству кого-то из ульяновских, надеявшегося, что их закроют, и на них цепочка оборвется, но сомневавшегося, что на это пойдут ульяновские суды.

 

Написать автору

Отправить сообщение