After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Сергей Поленов, 28 February 2019 Политика
Манифест Суркова, или Глумление над русскими?
Написать автору

Сотрудник президентской администрации Владислав Сурков примерно раз в год публикует что-нибудь о России, ее прошлом, настоящем и будущем. В начале февраля вышел очередной такой текст - под заголовком «Долгое государство Путина», хотя зря он, по-моему, приплел тут имя президента.

Статья представляет собой смесь высокомерного барства, холуйства, цинизма и плохого знания истории страны, или же, скорее всего, - ее извращения. Лейтмотив всего этого в том, что к сегодняшнему дню Россия, по мнению Суркова, стала фактически идеальным государством, доказав западным демократиям свою правоту и утерев им нос. А до этого, говорит Владислав Юрьевич русской истории были известны три «основные модели государства, которые условно могут быть названы именами их создателей: государство Ивана III (Великое княжество /Царство Московское и всей Руси, XV-XVII века); государство Петра Великого (Российская империя, XVIII-XIX века);  государство Ленина (Советский Союз, ХХ век). И сразу - лживые уловки. Куда-то исчезла первая форма русского государства, называвшаяся Киевской Русью, и из ниоткуда появилось княжество Московское. А что же тогда за князь Владимир недавно увековечен памятником напротив Московского Кремля? Разве не князем Киевским он был? Но с ним, видимо, поспешили, когда суетливо перетаскивали из Киева в Москву начало русской государственности, которым и был как раз князь Владимир Святославович, потомок скандинава Рюрика. Опомнившись, Сурков положил нашему государству новое начало - от Золотой Орды и ее ига.

Бред и о двух государствах, Ивана и Петра, как о разных формациях - это было одно государство с самодурами на троне, жандармско-полицейским произволом, бесправием народных масс и феодальной дикостью. Вплоть до Ленина, который, однако, умер через шесть лет после прихода к власти, и строил новое государство уже не он, а его преемник Иосиф Сталин. Строил по лекалам царственных предшественников, всех этих извращенцев и с их же прелестями в виде нескончаемых тюремных бараков и умерщвлений. «Созданные людьми, по-гумилевски выражаясь, длинной воли, - мудрствует Сурков, - эти большие политические машины, сменяя друг друга, ремонтируясь и адаптируясь на ходу, век за веком обеспечивали русскому миру упорное движение вверх».

И в чем же сурковский секрет успеха «русского мира» с его уверенной поступью вверх? В различии фундаментов, на которых зиждется бытие на Западе и у нас, - вот ответ, если перевести его с велеречивого языка президентского помощника на более простой. На Западе ведь как? Сурков живописует их нравы следующим образом: там «мерзавцу нельзя дать зайти слишком далеко по той простой причине, что он мерзавец. А когда кругом (предположительно) одни мерзавцы, для сдерживания мерзавцев приходится использовать  мерзавцев же. Клин клином, подлеца подлецом вышибают... Имеется широкий выбор подлецов и запутанные правила, призванные свести их борьбу  между собой к более-менее ничейному результату. Так возникает благодетельная система сдержек и противовесов - динамическое равновесие низости, баланса жадности, гармония плутовства. Если кто-то все-таки заигрывается и ведет себя дисгармонично, бдительное глубинное государство спешит на помощь и невидимой рукой утаскивает отступника на дно. Ничего страшного в предложенном изображении западной демократии на самом деле нет... Но осадок остается, и западный житель начинает крутить головой в поисках иных образцов и способов существования. И видит Россию».

У нас, по Суркову, ни низости, ни жадности, ни плутовства, ни подлости нет. У нас все честно. Нет глубинного государства, «оно все на виду, зато есть глубинный народ». (Это, видимо, что-то вроде грунтовых червей.) «На глянцевой поверхности блистает элита, - умствует как бы элитарный Сурков дальше, - век за веком активно (надо отдать ей должное) вовлекающая народ в некоторые свои мероприятия - партийные собрания, войны, выборы, экономические эксперименты. Народ в мероприятиях участвует, но несколько отстраненно, на поверхности не показывается, живя в собственной глубине совсем другой жизнью». Это какой же наглости надо набраться, чтобы лепить подобное, например, о войнах, в которых народ участвует «несколько отстраненно», на поверхности не показываясь! Миллионов десять полегло в Первой мировой войне, миллионов 40 - во Второй. Вот это - отстраненное участие или же это признание по Фрейду, что народ для «элиты» - те самые черви, или пресловутое пушечное мясо? А мясо - оно и есть мясо, оно не только в глубине (скажем, в хлеву) живет собственной жизнью, а и мозгов-то не имеет. И не нужны ему ни собрания, ни выборы, ни демократия, особенно западная, ни человеческие условия жизни. Червям - червячье.

Сурков витийствует в статье еще много о чем, но куда любопытнее и показательнее не то, о чем он витийствует, а то, о чем умалчивает. За века победоносного движения «русского мира» вверх «глубинный народ» не только элитой вовлекался в «некоторые мероприятия», но и сам был их творцом, прокатившись по Руси целой чередой  восстаний и революций: восстание под руководством Ивана Болотникова (начало XVII века), Лжедмитрии I и II (тогда же), Степан Разин (при царе Алексее Михайловиче), восстание стрельцов (при Петре I), Пугачевское восстание, тряхнувшее русским государством при Екатерине II, восстание декабристов (1825 года), Польское восстание (начало 1830-х), петрашевцы, народовольцы (вторая половина XIX века), революция 1905-1907 годов, Февральская революция 1917 года, Октябрьская революция 1917 года, тысячи сожженных помещичьих усадеб, тысячи убитых - от рядовых городовых до министров и царей. Об этом-то что молчите, Владислав Юрьевич? Или страшно? Или потому, что «глубинные русские черви» на все вышеперечисленное не способны? А может, именно такой ценой, сминая сопротивление «элиты», и двигались хоть как-то вперед, не то и сейчас сидели бы в землянках и при лучине, и, представьте, без западных компьютеров и «Фейсбука» с Телеграмм-каналами?

«Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать  сообразно - уникальное и главное достоинство государства Путина, - пишет Сурков. - Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно». Ну, хочется Владиславу Юрьевичу лизнуть что-нибудь у Владимира Владимировича - бывает. Только сделать это можно ведь и проще, заявив, скажем, во всеуслышание: «Если Дональд Трамп кретин, то Вы, Владимир Владимирович, гений!» и подпись: «Ваш помощник В.Сурков, пятый кабинет от Вашего, по коридору, по левой стороне». Незачем было так уж все извращать. Что, и с пенсионной реформой государство слышало народ? Но 92 процента россиян было против нее, и они не смирились. И это вы, советники-помощники и голиковы-силуановы, подставили с ней президента так, что он элементарно не знает, что делать дальше, что и сквозило, на мой взгляд, между строк его удрученного послания Федеральному Собранию 20 февраля. Безнадега сквозила! История же, как известно, идет от лучины к «Фейсбуку», а ее течения бьют в лицо тому, кто движется в обратном направлении. Как Сурков. Впрочем, он и тут лукавит, желая, чтобы, пока сам он летит вперед, в Париж, русский народ глядел бы в это время назад и умилялся открывающейся там тьме.

Написать автору

Отправить сообщение