After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Юрий Кашинский, 30 January 2019 Общество
Призвание учителя пожирает алчность
Написать автору

От того, что узнаешь о происходящем сейчас в российских школах, иногда хочется просто закричать истошным голосом: «Уважаемые родители, это опасно для морального и физического здоровья ваших детей - заберите их оттуда!».

Я, конечно, понимаю, что забрать детей из школ некуда, и родителям приходится мириться с существующими в них порядками, совершенно не будучи уверенными в том, что с их детьми там сделают. В первую очередь - в плане психики и морали. Последней по времени ошарашившей «школьной» новостью для меня стал  рассказ в СМИ о чудовищном явлении в московской учительской среде, когда педагог, уволившись из школы, может получить от директора «черную метку» в недоступной учителям базе интернет-данных, с которой ни в одну из школ столицы его уже не возьмут. То есть речь - о дискриминации  по кастовому, условно говоря, признаку, при которой директора школ, примкнувшие, как они, вероятно, считают, к высшим кастам, посредством тайных доносов через эти базы данных унижают и уничтожают рядовых учителей.

Придумали эту нелегальную схему терроризирования педагогов в департаменте образования мэрии Москвы, возглавляемой Сергеем Собяниным. Повествуя в одном из номеров об этой дикости, мы предположили, что Собянин, ответственный за деятельность всех подразделений горадминистрации, не может не знать об изобретении своих подчиненных. Но изобретение, по всем признакам, является, на мой взгляд, проявлением неофашистской идеологии: от высшей и низшей каст до высшей и низшей рас - всего  один шаг, и  мы окажемся в классическом фашизме. Особенно если сбудется опасение профсоюза «Учитель», что схема дискриминации, обкатанная в Москве на педагогах, будет распространена на всю страну и на все профессии.

Уж не знаю, о чем думают, включившись в эту гнусность, школьные директора. Если о том, что, уничтожая расставлением «черных меток» кого-то из учителей, сами такой участи избегут, то упования эти наивны. Придет день, когда и кто-то из директоров станет неугоден вышестоящему начальству, и его тоже забанят меткой в базе данных, и он тоже после этого не найдет нигде работу. Это закон беспредела, пожирающего со временем и его изобретателей, и его исполнителей, как ретивых, так и не очень. Не удивлюсь, что забанят однажды и Сергея Семеновича Собянина, считающего, возможно, что все в его руках и все под контролем. Сегодня - да, а завтра - уже нет.

Но что директоров подтолкнуло к этому моральному извращению? Возможно, деньги. Когда-то много говорилось, что учитель должен получать хорошую зарплату, тогда он и работать, дескать, будет на совесть, и образование ученикам давать крепкое, и воспитывать их честными и достойными людьми. Получилось все наоборот. Усилия педагогов за редким, видимо, уже исключением направились во многом не на образование и воспитание ребят, а на пресмыкание и лизоблюдство перед  руководством - в надежде на оклад и большие стимулирующие выплаты, которые для воспитания лизоблюдства, пожалуй, и придуманы. Доходы директоров вообще заоблачные (по иронии судьбы, база данных, в которой учителям ставят «черные метки», называется «облачные кадры»). В Ульяновске они - за 100 и 200 тысяч рублей в месяц, в Москве, вероятно, - к полумиллиону. Ради таких денег они и готовы, похоже, на любую подлость, холуйствуя перед вышестоящими, а учителя - на свою часть подлости, унижаясь и подхалимничая перед директорами. Того, кто не желает торговать совестью и прогибаться, выживут и забанят. Словом, сплошное крысятничество.

Что сделают такие негодяи с вашим ребенком, если окажутся его педагогами? Ни любви, ни жалости, ни сочувствия  к нему у них не может быть по определению. Ученики для них - вообще не теплокровные существа, а расходный материал в деле зарабатывания денег, и они прессуют их по лекалам любых поворотов генеральной линии, задаваемой работодателем. Приучают к православию, хотя сами не верят ни в Бога, ни в черта. Прививают идиотизм под видом патриотизма, преследуя за все иностранное, особенно западноевропейское, хотя затруднятся найти даже русское имя не западноевропейского или еврейского происхождения. Призванные просвещать, насаждают мракобесие образца XVIII-XIX веков и режим доносительства. Да и просто люди, лишенные чувства собственного достоинства и идеалов свободы, не могут, я считаю, и не должны бы работать с детьми...

И с какой же благодарностью лично я вспоминаю своих деревенских учителей и директора школы, родившегося и выросшего на нашей улице, прошедшего Великую Отечественную войну, с которым мы общались до самой его смерти, уже в Ульяновске, куда он переехал под старость. Какими доброжелательными людьми они были. Может, в учительской у них и были какие-то взаимные трения или интриги, но мы их грызни не видели. Власть политикой «разделяй и властвуй» их между собой не стравливала, и им не было нужды срывать зло на нас и калечить наши души. А что делать родителям сейчас, я не знаю. Может, добиваться, чтобы школа занималась только передачей знаний, не совалась в воспитание и внутренний мир ребенка, и не марала его. Обнадеживает, правда, то, что дети лучше взрослых чувствуют фальшь и зло, и какую-то грязь от себя сами  отторгнут.

Написать автору

Отправить сообщение