After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Сергей Поленов, 10 January 2019 Политика
И напоследок Кирилл нагрубил Варфоломею
Написать автору

За несколько дней до предоставления Константинопольским патриархом Варфоломеем самостоятельности православной церкви Украины (ПЦУ) глава Русской православной церкви (РПЦ) патриарх Кирилл направил Варфоломею послание - злое по духу, легковесное по содержанию и беспомощное с точки зрения интерпретации истории вопроса. В общем, мелочное и недостойное ни сана Кирилла, ни места России в мире.

Имели право

Суть дискуссии, скажем так, много раз уже освещалась, правда, при освещении официальными российскими СМИ эта суть до неузнаваемости искажается. А она в том, что украинцы давно мечтали иметь свою собственную церковь, как имеет ее Грузия с трехмиллионным населением, Армения примерно с такой же численностью своих граждан, и проч. Украинцев же - 50 миллионов, и они были тем более вправе на это надеяться. И вот Константинополь, предварительно отменив свое решение о передаче Киевской митрополии в ведение Московского патриархата, осуществил их мечту, выдав 6 января в Стамбуле Киеву так называемый томос, или указ об автокефелии православной церкви Украины. Оснований для этого у патриарха Варфоломея было более чем достаточно - их предоставила сама история становления РПЦ и транзита в ее состав Киевской митрополии, которую до сих пор просто никому не приходило в голову внимательно изучить.

Я вам пишу...

«С глубокой болью, недоумением и возмущением прочел Ваше письмо, - пишет  Кирилл Варфоломею, - в котором Вы извещаете меня о последних действиях Константинопольской церкви: о принятии ею в общение неканонических сообществ Украины; об «отмене действия» грамоты патриарха Константинопольского Дионисия IV, передавшей Киевскую митрополию под юрисдикцию Московского патриархата... о намерении в ближайшие дни предоставить учрежденному Вами обществу статус автокефальной поместной церкви». Дальше Кирилл пускается в разоблачение иерархов украинской церкви, возглавивших процесс получения автокефалии, в том числе их «морального облика». Все они служили в свое время в структурах РПЦ, дослужились до сана епископов и митрополитов, и их «моральный облик» Московскую патриархию вполне устраивал, претензий к нему не было. Появились же они тогда, когда эти украинские священнослужители заявили о своем нежелании находиться во власти Москвы, и теперь разоблачения Кирилла сильно смахивают на заурядный гэбэшный донос, в духе РПЦ времен сталинщины, когда практически все духовенство состояло в агентуре спецслужб, в стукачах, если сказать проще.

Изобличает Кирилл и самого главу Вселенской (Константинопольской) церкви, утверждая, что Константинополь не полномочен делать то, что делает с церковью Украины, и что затея с ее автокефалией является политизированной. Ссылается глава РПЦ при этом на неких комментаторов церковного права. Досада от потери приходов РПЦ в Украине, словом, оказалась столь сильной, что затмила патриарху Кириллу, похоже, разум. И получается, что Дионисий IV, передавший в 1686 году Киевскую митрополию Москве, имел на это полномочия, а занимающий тот же пост Варфоломей на действие с той же митрополией полномочий не имеет.

Не хотят называться русской церковью

Письмо патриарха Кирилла написано на русском языке. Варфоломей - грек и русского не знает. Но письмо размещено в интернете и адресовано, видимо, не столько Константинополю, сколько россиянам - в расчете на их слабую осведомленность в церковной истории и церковной казуистике, в связи с чем им нетрудно заморочить головы. А это и вправду нетрудно. Но Варфоломея таким наездом не проймешь. (О том, что письмо Кирилла предназначено, скорее, для внутреннего пользования, говорит, в частности, следующий факт: в письме Кирилл сетует, что в Украине вступил в силу закон, принуждающий «каноническую церковь» сменить имя, но умалчивает, какое имя киевские власти хотели бы видеть. А хотели бы они, чтобы Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП) назвалась Русской православной церковью в Украине (РПЦУ), как это и есть, собственно, в реальности. Но Кирилл, кажется, почему-то не хочет, чтобы в названии украинского филиала руководимой им церкви было слово «русская»). Документы об учреждении Московской патриархии и передаче в ее состав Киевской митрополии хранятся в Стамбуле, в архивах Константинопольской церкви. В Москве же их, возможно, нет, поскольку в начале XVIII века русское патриаршество было упразднено, церковь наша вернулась в юрисдикцию Константинополя, где и оставалась целых два века. Восстановлено патриаршество было лишь на кукольном соборе после революции 1917 года, но тут же церковь в целом была разгромлена большевиками, объявившими устами Ленина, что «религия - это опиум для народа». Я не думаю, что церковные архивы в те годы кем-то трепетно сохранялись. И Кирилл, вполне возможно, даже не перевирает историю своей церкви, а просто не знает ее. В отличие от Варфоломея, возглавляющего структуру, которая дала РПЦ жизнь и была по отношению к ней Церковью-матерью. Так что расплевывается наш патриарх сегодня ни с кем-нибудь, а с прародительницей своей организации.

Временщики и фавориты

Канва событий 300-400-летней давности изложена в научных трудах по истории русской церкви, и если происходящее ныне Кирилл называет политизацией, то тогда это было чистейшее интриганство с элементами криминала. Верующие как к учреждению патриаршества, так и к захвату Киевской митрополии не имели ровно никакого отношения. И занимались этим даже не главы государств, как сегодня президент Украины Петр Порошенко, в которого не устают тыкать патриарх Кирилл и его клир, а временщики, фавориты и перебежчики. Патриаршества добивался при царе Федоре Иоанновиче его шурин, Борис Годунов, нацелившийся после смерти зятя захватить русский трон, для чего ему и нужен был авторитет церкви. Когда от Константинополя не удалось получить патриаршую кафедру миром, Годунов пошел на уголовку, захватив в заложники приехавшего в Москву предстоятеля Вселенской церкви Иеремию и пригрозив ему, что, пока он не признает годуновского приспешника митрополита Иову русским патриархом, на родину не попадет. Иеремия под этим давлением подписал некую бумагу, по которой потом, задним числом, были оформлены другие бумаги, но автокефалия РПЦ предоставлена так и не была. А это означает, что Константинополь позволил главе русской церкви именоваться патриархом, оставив Русь своей канонической территорией, каковой формально она и остается до сих пор.

Прихват Москвой Киева в конце XVII века осуществлял фаворит русской царевны Софьи, князь Голицин, в сговор с которым вступил враждовавший с Речью Посполитой гетман Украины Иван Самойлович, задумавший сделать своего приятеля Гедеона, бежавшего из польских владений, главой Киевской митрополии. И утвердить его в этой должности не в Константинополе, как было положено по канону, а в Москве, для чего и была провернута схема по передаче Киевской митрополии в ведение Московского патриархата. Но и тут все было сделано задним числом, что в октябре 2018 года и исправил Священный синод Константинопольской церкви, отменив «действие грамоты», закреплявшей результат того мошенничества.

Вариант был

А на мнения комментаторов патриарх Кирилл ссылается, пожалуй, зря. Если верить нынешним комментаторам, то в «потере Украины» часть из них обвиняет его, Кирилла. Но это, конечно, не его вина. В автокефалию Украина рано или поздно все равно бы ушла, ускорили же этот процесс кремлевские авантюры в Крыму и Донбассе. Другое дело, что у патриарха был вариант. Когда началось это кровавое распятие Украины, он не должен был молчать, а, напротив, должен был подать голос в защиту некогда братской и ныне терзаемой страны. Должен был призвать инициаторов травли остановиться. Если бы его голос не возымел действия и не охладил безумные головы в наших штабах, ему, возможно, следовало бы уехать в Киев, где и располагалась изначально кафедра главы церкви, и встать там плечом к плечу со своей паствой. И пусть бы Москва затеяла скандал со смещением его с поста патриарха. Места в Москве он, может быть, и лишился бы, но обрел бы взамен место в вечности. Не перед Владимиром Владимировичем Путиным ему в конечном итоге держать ответ-то, а перед Тем, Кто выше. Слов поддержки своего пастыря его паства в Украине, однако, не услышала.

В отношении церкви вообще прав, я считаю, Лев Толстой, трактовавший ее сущность в евангельском смысле - не как ведомства с офисами и сейфами, а как сообщества людей, верящих в Иисуса Христа. Но произошедшее 6 января в Стамбуле для украинского общества, для его самоидентификации, самоощущения и душевного мира, вероятно, очень важно, и - слава Богу! Великое дело совершил Варфоломей - не так часто на Земле появляются новые церкви, так что место в истории Константинопольский патриарх себе обеспечил. Как, наверное, и в вечности. Остается лишь верить, что украинские приходы не поддадутся на провокации и мирно перейдут в лоно уже своей церкви. А провокации, без сомнения, будут.

Написать автору

Отправить сообщение