After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Андрей Семенов, 10 January 2019 Политика
Скорбное веселье
Написать автору

И в канун Рождества Христова, и в сам праздник в россиянах разжигали злобу в связи  с предоставлением православной церкви Украины автокефалии, то есть самостоятельности, статуса, равного статусу других поместных православных церквей мира. Все эти дни наше телевидение не уставало мазать черной краской как иерархов самой Украины, так и главу Константинопольской церкви, патриарха Варфоломея. И смотреть на все это было, признаться, стыдно.

Стыдно, что главной трагедией  для государства российского оказалось падение доходов отделенной от него, государства, Русской православной церкви, получавшихся от украинских приходов. Но в эти же дни то же телевидение, видимо, случайно, вскрыло куда более страшную, чем печаль по поводу украинской радости, трагедию России. Я имею в виду репортаж о посещении президентом Владимиром Путиным одного из детских хосписов Санкт-Петербурга. Хоспис - это, напомню, медучреждение для неизлечимо больных, то есть умирающих. И речь даже не об адресованном пациентам этого хосписа вопросе: «Нравится вам здесь?» и не об их ответе хором: «Да, нравится!».

Речь - о бодром, нагнетающем рапорте ведущей, как здорово детям там находиться, как дорога каждая детская жизнь, сколь бы краткой она ни была, как важно к этому внимание общества, ведь, чеканила ведущая, в нашей стране в такой помощи ежегодно нуждается 200000 детей. Услышав эту цифру, я лично был ошарашен. 200000 малышей и подростков ежегодно находятся в России в процессе умирания, то есть смертельно больны! В основном, вероятно, онкологией, причем в последних стадиях, раз неизлечимо. Но почему такое гигантское количество заболеваний, ведь онкология - не болезнь детства? Почему они доведены до последних стадий недуга - потому что на более ранних их не лечили? Нет клиник? Нет лекарств? Нет врачей? Нет диспансерных осмотров? Нет денег? Не развиты современные методы лечения? Почему? Ведь это же катастрофа!

На мероприятии в этом хосписе было обещано, что на таких больных теперь будет выделяться по пять миллиардов рублей в год. Это, к слову, стоимость особняка одного из директоров Магнитогорского металлургического комбината, о котором только что рассказала Сеть. Площадь особняка - пять тысяч квадратных метров, и в нем, кажется, - 126 комнат. Вот столько, сколько ушло на его строительство, планируют тратить на всех 200000 умирающих детей в России ежегодно. Но может, выделять и на своевременную диагностику их заболеваний, и на качественное, по технологиям XXI века, лечение? Как в Европе и США, где многие наши безнадежные случаи оказываются вполне излечимыми. Не в гиперсумасшедшие ракеты деньги-то вкладывать, а в детей, в их здоровье и жизнь...

И уж кстати. Одновременно с этим ужасом повышают пенсионный возраст и мечтают о скором достижении средней продолжительности жизни россиян в 80 лет. Население умирает в таких устрашающих количествах, едва народившись, а они - о жизни до 80-ти! Еще не забылось, как несколько лет назад, в ответ на антироссийские санкции США по делу Сергея Магнитского, наша Госдума весело, приплясывая, приняла закон о запрете гражданам Запада усыновлять маленьких россиян, оставшихся сиротами. Здоровых детей им не отдавали и раньше, и они брали тяжелобольных, которых вылечивали, ставили на ноги и обеспечивали им полноценную жизнь. Но теперь им их не отдают, пополняя, судя по всему, этими детьми такие вот хосписы. Закон получил в народе название «Закона подлецов», подразумевая тех, кто его придумал и утвердил. Из России, в общем, делают один большой могильный склеп, и вот это у них получается вполне.

Написать автору

Отправить сообщение