After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Сергей Поленов, 20 December 2018 Политика
В поисках святынь
Написать автору

Пока Московская патриархия огрызается на Константинополь, украинского президента Петра Порошенко и СБУ, президент России Владимир Путин, кажется, понял, что РПЦ в Украине больше уже не бывать, как не бывать и Киево-Печерской лавре в РПЦ, и что святыням надо искать замену.

Ведь с этой, вероятно, целью президент посетил  в ноябре  Псково-Печорскую  лавру. Посетил вместе с группой телевизионщиков. Раньше он в ней уже бывал, но с куда более скромным освещением в СМИ. Лавра находится в 50-ти километрах западнее Пскова. Визиту Путина в нее телевидение посвятило целый большой репортаж. Показало, как президент осматривает монастырские храмы, крестится и прикладывается к иконам. Затем спускается с настоятелем и съемочной группой в пещеры, идет по их тесным коридорам с горящей свечой в руке, останавливается в келье. Спутник запросто трогает его за руку и показывает что-то вроде иконостаса - там, в рамке, фото президента вместе с настоятелем, сделанное в 2001 году. Пещеры - это кладбище, где похоронены монахи монастыря. Выходят наверх, на свежий воздух. Сопровождающий обводит взглядом здания лавры и восторженно произносит: «Вот он, оазис древней Руси!». Путин интересуется, насколько это место древнее. Следует ответ, что первые монахи тут появились в XIV веке, а монастырь основан в XV.

То есть до телезрителей доводится, что «оазис древней Руси» - это уже не Киев, мать городов русских, как считалось раньше, а где-то под Псковом. Президент про себя, возможно, сравнил возраст Киево-Печерской лавры, появившейся в IX веке, с возрастом Псковского монастыря. Сравнение - не в пользу последнего, но делать нечего - древнее в России все равно, видимо, ничего не найдешь, и приходится признавать оазисом это место и представлять его народу как идеал. Идеал, надо сказать, довольно жуткий. Во всяком случае не идеал для жизни, а, скорее, для тягостного умирания. Псковский монастырь я не видел, но бывал в пещерах Киево-Печерской лавры. Впечатление угнетающее. Узкие, мрачные ходы, темень, в вырубленных в стенах нишах - покойники и таблички с указанием, кто именно лежит. Это, собственно, общая могила. То же - и в Псково-Печорских пещерах, с той лишь разницей, что в Киеве имена усопших погромче, как, к примеру, Илья Муромец. Он там лежит, кто не знал, а не в Муроме нашей Владимирской области.

Не очень понятно, конечно, кому новый «оазис» презентуется. Если российской молодежи, то, боюсь, на тот свет она не спешит, да в него и не верит. Если старикам, им, думаю, умирать тоже пока не очень хочется. Разве что жизнь в стране власть сделает такой, что живые будут завидовать мертвым и устремятся в эти подземные склепы умиляться древним гробам. В общем, странная какая-то публичная акция главы государства, которая могла быть продиктована только бедственным положением Русской православной церкви, из чьей юрисдикции уходит Украина с ее двенадцатью тысячами приходов Московского патриархата, и необходимостью спасать веру - ценой даже легкого подтасовывания церковной истории, сочинения ее новых вех и беспокойства усопших стрекотом телекамер.

Поиск «оазисов» - не первый в этом плане. До того, после кровавого раздрая с Украиной из-за Крыма, пришлось придумывать новую версию прихода на Русь христианства и место, которое это событие символизирует. И теперь это не крещение в 988 году князем Владимиром киевлян в Днепре, а крещение, кажется, в 987 году самого Владимира, состоявшееся, по легенде, в Херсонесе, в Крыму, бывшем тогда частью Византийской (греческой) империи со столицей в Константинополе, нынешнем Стамбуле. Владимир, имевший 300 жен и 800 наложниц, отправился туда сватать сестру византийских императоров Анну, поставившую, как и ее братья, жениху условие, что она станет его женой, если он примет христианство и крестится. Страстно желая породниться с императорами, он согласился, и, будучи то ли болен, то ли пьян, был крещен греческими священниками. Ради этого случая уже в наши дни Владимира  присоединили к России и установили ему недавно памятник в Москве, на месте которой в его пору были вообще-то глухие леса и безобразничали волки. А его сватовство  в Херсонесе наши по своему значению для русского православия сравнили со значением Храмовой горы в Иерусалиме для религии иудеев. Правда, у иудеев в Храме  на этой Храмовой горе жил, по Библии, сам Бог, но современных российских теологов это не смущает.

И выглядят все эти потуги на древность, которой не было, и на святость, которая неочевидна, честно говоря, довольно жалко. Кого обмануть-то хотят - свой собственный народ или, может быть, Иисуса Христа? Почему бы просто не признать, что христианство пришло в Москву на 250 лет позже, чем в Киев, и что Украинская церковь на 500 лет старше русской. И не изобретать ничего, и не лжесвидетельствовать, да и с Киевом бы не собачиться. Тогда и церковь под угрозой развала не оказалась бы...

 

 

Написать автору

Отправить сообщение