After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Юрий Кашинский, 20 December 2018 Политика
Под крылом Собянина вызревает неофашизм
Написать автору

 

В одном из недавних номеров «Огонек» рассказал об отвратительных нравах, насаждаемых в московской учительской среде, и об угрозе их распространения на другие регионы России и другие профессии.

Учительнице английского языка одной из московских школ повезло - она попала на курсы при Кембриджском университете. Курсы - всего месяц, и получив уведомление, что принята, педагог пошла к директору своей школы просить, чтобы он ее на этот месяц отпустил. Но директор сказал, что ей придется либо отказываться от курсов, либо пусть увольняется. Она уволилась по собственному желанию. Вернувшись из Кембриджа, пошла устраиваться на работу в другую школу. Тамошняя директриса поначалу сразу же согласилась ее принять и день выхода на работу ей уже назначила, но потом неожиданно сообщила соискательнице, что вынуждена отказать, поскольку у нее негативная рекомендация. Она бы ее с удовольствием взяла, но боится получить за это по башке. На просьбу показать, где эта рекомендация и чья, сказала, что не может по той же самой причине - из опасений за последствия.

Педагог обошла еще несколько школ - результат был тот же самый: специалист она хороший, но принять не могут из-за негативной рекомендации. Показать ее женщине никто из этих директоров также не решился. По ходу поисков работы она узнала, что в виду имеется запрет в так называемых «облачных» кадрах. Или в базе интернет-данных, доступ к которой имеют только директора и не имеют рядовые педагоги. В этой базе директор школы, из которой она уволилась, и поставил напротив ее фамилии черную метку «нет», вероятно, отомстив ей за международные курсы.

С аналогичной ситуацией столкнулся учитель еще одной школы. Отработав в ней 27 лет, он решил уволиться и устроиться в другую. Но нигде не берут, ссылаясь на ту же самую «облачную» негативную рекомендацию. И что теперь делать? - говорит он. Можно найти работу в Подмосковье, где этой системы пока еще нет, но там, во-первых, вдвое ниже зарплаты, а во-вторых, далеко ездить. Попавшие под это нацистское изобретение учителя обращаются с жалобами в педагогический профсоюз, там бьются, но сделать пока ничего не могут. Как выяснилось, придумали эти черные метки в собянинском департаменте образования. Да так придумали, что убрать метку из «облака» не может даже тот, кто ее поставил. Для этого он же должен обратиться в департамент, который организует проверку, и если тот сочтет, что метка поставлена по ошибке, даст добро на ее изменение. Но таких примеров в Москве не было.

- Так директора давят на нелояльных учителей: делай, что я хочу, а то поставлю «нет» и работу в Москве ты больше не найдешь, - цитирует журнал слова оргсекретаря профсоюза «Учитель» Ольги Мирясовой. - А в случае конфликта действительно ставят «нет» без всяких объяснений. Человек может даже не знать, что ему поставили «черную метку», пока не попробует устроиться на работу... Но мы даже не можем установить, когда появилась эта злосчастная графа «рекомендация», потому что никаких нормативных актов, документов, объясняющих ее появление, вводящих ее в правовое поле, нам пока получить не удалось.

То есть это неофициальная и, значит, нелегальная система доносов, учрежденная Собяниным (думать, что мэр Москвы не в курсе этих гнусностей, наивно). Главная ее цель - держать учителей в покорности и формировать из директоров подлых особей, готовых запросто губить учительские репутации и, по большому счету, жизни. Чтобы никто из них не посмел и пикнуть. Например, когда надо фальсифицировать выборы, ведь большинство избирательных комиссий располагаются в школах, а учителя чаще всего - члены этих комиссий. Причем все сделано, похоже, действительно без документального оформления, устным указанием, а если нет документа, нет и возможности оспорить этот беспредел. Вот почему профсоюз оказывается бессильным - он не знает, что надо обжаловать. Это, кроме того, противоречит и закону о защите персональных данных, запрещающему без согласия лица передавать любую информацию о нем куда бы то ни было. В том числе и в эти «облачные» кадры. В общем, это откровенное хамство, ломающее судьбы людей.

В профсоюзе опасаются, что, обкатав ноу-хау на педагогах Москвы, его распространят и на учительские коллективы других регионов, а потом - и на все профессии в нашей стране, введя таким образом антиконституционный запрет на них для людей, отказывающихся раболепствовать. И если Сергей Собянин не знает, как называется то, чем с его ведома занимаются его подчиненные, сообщим, что это, конечно, фашизм, но на новом уровне. Это высокотехнологичный фашизм. Если в годы расцвета гитлеризма на дверях немецких и австрийских евреев рисовали метки в виде шестиконечной звезды Давида, что означало, что обитатели за дверью - вне закона и их можно уничтожать, то у нас сегодня это выглядит вот так. И уничтожают у нас пока не с помощью ножа или пули, а посредством выбрасывания с рынка труда и унижения. Но, как и в фашистской Германии, добиться справедливости и закона у нас тоже уже невозможно.

Фото: ТАСС

 

Написать автору

Отправить сообщение