After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Ю. Кашинский, 19 December 2018 Общество
Руслан Гринберг: Властолюбие победило преданность демократии
Написать автору

В продолжение Аскар Акаев: Распад СССР не был неизбежен 

13 декабря
в Международном обществе «Мемориал»
состоялась презентация книги
журналиста Аркадия Дубнова 
«Почему распался СССР».

На мероприятии выступил, в том числе,
Руслан Семёнович Гринберг -
российский 
экономистдоктор экономических наук
член-корреспондент РАН,
директор 
Института экономики РАН.

Публикуем его выступление

 

   

 

    Я должен сказать, что серьёзный разговор сегодня мы ведём. Очень обширная тема.

    Хотел бы обратить ваше внимание на некоторые главные, по-моему, вещи, которые касаются распада СССР.

   

    Конечно, это чисто конспирологическая конструкция по поводу того, что Горбачёв участвовал в путче, но совершенно очевидно, что после путча всё изменилось.

    Я думаю, что случилось так, что новоиспеченное российское руководство стало понимать, что есть шанс захватить власть в советском союзе.

    Я это хочу особенно подчеркнуть, потому что они тоже не хотели распада Советского Союза - они хотели снять с должности Горбачёва.

    Это был шанс очень правильный, и Геннадий Бурбулис был большой, так сказать, сторонник такого подхода; и вот это маневрирование между августом и декабрём показало, что Михаил Сергеевич Горбачёв уже проиграл.

    Исторически если смотреть, то можно примерно предположить, что Горбачев надоел и железобетонным коммунистам, и московским либералам, которые волею судьбы собрались вокруг Бориса Николаевича Ельцина, и, конечно же, они не хотели распада СССР. Была у них такая теория, что никуда они не денутся, и здесь главное, это уход Горбачева.

    Я помню на следующий день после Беловежской Пущи газета New York Times очень точно формулу написала: «Они не могли вырвать кресло из-под Горбачева, и пришлось вырвать всю страну».

    И здесь я лично считаю, что в этом была большая ошибка российского руководства, но с этого момента властолюбие победило преданность демократии и свободе. И эта тенденция продолжается по сей день. Собственно говоря, все автократические тренды были тогда уже заложены.

   

    Вот эта фраза, расхожая мудрость, что история не имеет сослагательного наклонения, она действительно странная. Потому что, если это так – зачем это говорить вообще, если это так. Это говорится потому что случилось то, что должно было случиться.   

    Если это так, зачем говорить о каких-то упущенных возможностях, которые были в то время. 

    Я думаю, что Советский Союз мог бы сохраниться и стать демократическим, и рыночным, всё к этому и шло. Тот Союз Суверенных Государств, о котором мы говорили, речь шла о подписании именно этого договора. 

    Он мог сохраниться. За исключением, конечно, трёх прибалтийских республик, где мы были чистыми оккупантами. Что касается остальных республик, то, я думаю, такой неизбежности не было.

    Но история не имеет сослагательного наклонения … в данном случае (смеётся). Случилось то, что случилось, но необязательно должно было случиться.

    Когда некоторые стали вести разговоры: что-то мы не так делаем, надо вернуть всё обратно, украинский политик Александр Мороз высказался, мне очень нравилась эта формула, «Тот, кто не жалеет о смерти Советского Союза, у того нет сердца. А тот, кто думает, что это возможно восстановить, у того нет ума».

    Но прошло много времени, и сейчас она меньше нравится, потому что уже протестуют против этого в Грузии, Азербайджане, где население впало в нищету практически.

    Хотел бы возразить Аскару Акаевичу, моему другу хорошему, что сопоставление этого выдающегося китайского экономического чуда в нашей ситуации, конечно, имеет право на существование, но надо исходить из того, что условия были совсем другие.

    Китай, когда перешёл в политику автократической мотивизации, он испытывал настоящий голод. Физический голод. Десятков миллионов людей, сотен миллионов.

    И конечно же для них было важно принести что-то такое похоже на новую экономическую политику, а у нас совсем другая история.

    Вот когда вы говорите о том, что последовательность, там, конечно, были ошибки серьезные.

    В середине 80х (власти СССР) приняли решение что партия не вмешивается в экономику - у неё иные задачи, идеологические. А экономикой должны заниматься другие люди, профессионалы.

    Какой идеологией? Когда московская интеллигенция, я хочу это повторить, либералы, они настаивали на том, что свобода важнее всего, что колбаса вырастает из свободы.

    И народ был воодушевлен именно этим, и именно шахтеры настаивали на частной собственности, «потому что будет более справедливая и большая зарплата при частной собственности», это как символ вот такой наивной иллюзии

    А Россия пошла вот по этому пути … Отмена 6й статьи праздновалась как победа демократии, победа свободы.

    Конечно, началась кессонная болезнь, когда вы попадаете в хаос, без институтов.

    Мне, например, стыдно сегодня, что я тоже поддался такому всеобщему обожанию западных институтов независимо от места и времени.

    Помните знаменитые сотни, которые Михаил Сергеевич предложил – сотня моральных пожарников, сотня директоров институтов, сотня академиков, членкоров …

    Теперь я думаю, это была очень правильная вещь тогда. В этом случае могло не быть криминализации парламента.  

    И теперь самое последнее и самое не понятное для меня.

    Я просто хочу рассказать вам, я вам напомню, что Дэн Сяопин подавил силой протесты безоружных людей, погибло около 2000 человек и, конечно, это было сигналом для того, что авторитаризм диктатура навсегда, но в этой ситуации продолжение НЭПовской политики и открытость Китая миру и плюс поддержка Америки - да, об этом мало говорят, Америка их очень сильно поддерживала, как раз в конце 70х годов как противовес СССР – и, конечно же, у них получилось. У нас не получилось, по разным причинам.

    А многие говорят почему Горбачёв так не сделал? Танками … Он бы тоже мог сделать.

    Я вам расскажу один случай, который у меня с ним в разговоре произошел, я у него спросил, когда Ваше падение началось?

    Он ответил: «Ну, когда … с Сумгаита …»

    Когда убили безоружных людей, армян, было человек 25, по-моему, и ничего не произошло потом, и тогда уже стало ясно, что Центр никак не будет реагировать на любые выходки областей и республик.

    На вопрос: «А почему вы вот так вот спокойно», он говорит:  

     «Я сказал, чтобы они нашли этих бандитов … а они их не нашли»

    Я говорю: «А как же они их найдут? Когда это общая история была … азербайджанцы искали бы армян?»

    Затем у меня вырвалось: «В интересах общего блага, надо было виновных или не виновных, - посадить».

    Он посмотрел на меня с нескрываемым презрением.

    Я тогда подумал: «Вот же моральная дилемма». Ну, как действовать?

    Я сразу вспомнил историю с Керенским, когда ему говорили: «ты только арестуй Троцкого и Ленина, и все будет хорошо», тот отвечал: «А зачем вы революцию делали?».

    Я не знаю ответ на этот вопрос, но ясно что проигрыш его личный начался именно тогда … Когда начался парад суверенитетов. 

    Ну вот всё, что хочу сказать, потому что сегодня легко говорить, о том, что мы делали, и последовательность не та …

    А мы все требовали, как знаете, «Архипелаг Гулаг» … такое ощущение, что если бы Горбачёв … а так было, реально … он никак не хочет «Архипелаг Гулаг» публиковать.

    А вот если опубликовать - то тогда начнётся хорошая жизнь. Или уволить Лигачёва … Почему не увольняет?

    Он должен был маневрировать, правильно?

    Рассуждают - вот он болтун … непонятно что говорит …

    А ведь это же была операция убаюкивания с его стороны!

    Потому что он не мог не представлять, какие монстры его там окружали.  

 

 

 

Написать автору

Отправить сообщение