Сергей Гогин, 5 December 2018 Политика
Россия для грустных
Написать автору

По всей стране власти срывают концерты рэперов, панк-групп и музыкантов иных направлений. Тенденция усилилась этой осенью. Количество сорванных концертов идет на десятки. Осеннее обострение 2018 года является продолжением цензурных кампаний, периодически сотрясающих сферу культуры: ранее православные фундаменталисты выступали против фильмов «Последнее искушение Христа», «Матильда», оперы «Тангейзер», рок-оперы «Иисус Христос суперзвезда» и других произведений. Государство, отказываясь защищать конституционный запрет цензуры, становится в ряды погромщиков.

Черные списки

В Нижнем Новгороде прокуратура отменила пять концертов разных групп и солистов, которые должны были выступить с октября по декабрь в одном из залов. В отношении организаторов возбудили административное дело по статье о распространении продукции, причиняющей вред здоровью или развитию детей.

В Краснодаре был сорван концерт рэпера Хаски (Дмитрий Кузнецов), он получил 12 суток ареста за то, что попытался прочитать свой рэп с крыши автомобиля. Он объяснил свой поступок тем, что «чувствовал долг перед людьми, которые купили билеты» на сорванный концерт.  Хаски обвинили в хулиганстве и нарушении общественного порядка. Суд, присудивший ему арест, сам же потом его отменил, рэпер успел отсидеть три дня, но теперь ему угрожают уголовным делом. Отменены его концерты в шести городах. 

В ноябре правоохранители без объяснения причин сорвали несколько выступлений в Перми группы IC3PEAK, чей клип на песню «Смерти больше нет» собрал на YouTube пять миллионов просмотров. 

Иногда запретители концертов выдвигают формальные причины. «…Исполнены композиции, содержащие нецензурную брань, а также иную запрещенную для распространения среди детей информацию, в том числе способную вызвать у них желание употребить алкоголь и запрещенные вещества, а также совершить действия, представляющие угрозу их жизни и здоровью либо жизни и здоровью окружающих», – формулирует нижегородская прокуратура. Но до этого она додумалась не сама, а с подачи так называемой родительской общественности, которая самовольно забирает себе цензурные полномочия, как ряженые казаки – право на насилие. (Нам в Ульяновске это знакомо: у нас кургиняновское «родительское сопротивление» фактически разгромило созданный властью «Центр толерантности», причем власть легко прогнулась перед мракобесами.) Правозащитная группа «Агора» сообщает, что по регионам рассылается черный список исполнителей, чьи выступления велено блокировать.

На любителя

Нижегородские жалобщики объявили «деструктивными» два десятка исполнителей, среди которых Монеточка, Animal Джаz, «Пошлая Молли», Хаски, IC3PEAK, Feduk, Элджей, Little Big, Face, «Хлеб», Gone.Fludd, Within Temptation, Jah Khalib, Ганвест, HammAli & Navai, The Hatters, Anacondaz и ATL. Большинство названий из указанного списка читателям «СК» ничего не скажет, потому что это музыка для совсем молодых, причем на любителя. Но среди гонимых есть и раскрученные, те же рэперы Хаски и Монеточка. Если дать себе труд ознакомиться с творчеством упомянутых музыкантов, выяснится следующее. 

Скороговорку рэперов трудно воспринимать на слух, без текста перед глазами почти ничего не разберешь из-за типичного для рэпа «пацанского» акцента со стертой аллитерацией, фонетическим связыванием слов, глотанием окончаний и говорением «в нос». Большая часть групп поет всякие банальности про любовь, редко счастливую, чаще несчастную. С точки зрения литературы их тексты не выдерживают критики – в основном обычная песенная графомания, тексты-заполнители. И с точки зрения музыки ничего выдающегося там нет: ни новых «Битлов», ни новых «Цеппелинов» искать не приходится. Но в своем жанре они так или иначе хороши. Музыкальные трэки записаны профессионально, в приличной аранжировке, видеоклипы тоже неплохи, а некоторые просто превосходны, потому что и техника совершенствуется, и мастерство звуко- и видеорежиссеров. В клипе Элджея «360 градусов» много насилия, но не больше, чем в компьютерных стрелялках или в фильмах «Брат-2» или «Спецназ», которые периодически повторяют на федеральных каналах. Тот же Элджей говорит-поет: «Не хочу подбирать фразы, я хочу тебя всю сразу». В чем тут отличие от группы «Руки вверх» с ее хитом «И целуй меня везде, 18 мне уже», который звучит из любого утюга? В некоторых песнях есть нецензурная лексика, но лидер тут у нас, насколько известно, группа «Ленинград», которая широко концертирует, а ее фронтмен Сергей Шнуров ведет телепрограммы на главных каналах и даже попал в наставники шоу «Голос». Так что в объяснении прокуратуры много лицемерия. 

Судя по всему, главная причина крестового похода власти и «родителей» против молодых рэперов, хипхоперов и панков в том, что среди них есть несогласные. Отмена их концертов – это продолжение репрессивной политики в отношении тех, кто смеет открыто протестовать против неустройства жизни, лицемерия власти, войны и иного общественного зла.  

Россия как «панелька»

Вчитаемся в некоторые тексты. В песне «Смерти больше нет» IC3PEAK есть слова: «Я заливаю глаза керосином, пусть все горит, на меня смотрит вся Россия, пусть все горит…  Выхожу на улицу гладить кота, а его переезжает тачка мента… Вместе с другими тебя скрутят на площади…». Не шедевр, претенциозно, но – тенденцию отражает. Лучше бы они пели – «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек», не правда ли, господа цензоры? 

Про хулигана Хаски можно сказать, что как поэт он наблюдателен, видит жизнь и переплавляет увиденное в нешаблонные образы. Его трэк «Поэма о Родине» – это рассказ молодого человека из моногорода, где «небо подпирают новостройки-костыли», где «работяга тащит горб, что тарантул кокон, и человечья требуха в фоторамках окон». В общем, типичная провинциальная безнадега, как по всей стране, и Хаски – певец этих провинциальных хрущоб и трущоб. Очень интересна его песня «Панелька». «Все панельные драмы, как трафарет, и улыбка – лишь ссадина ниже носа на фотографии семьи, которой нет», – читает свой рэп Хаски, и вспоминается фильм «Маленькая Вера» или «Облако-рай», возникает желание сбежать из этого панельного ада, из этого провинциального Гарлема для белых, раскинувшегося по всей российской провинции. Это российский Гарлем, поэтому именно рэп лучше всего отражает реальность, где «серая скука, страшная быль», где «большинство людей, которых ты знаешь, были зачаты в панельных домах, большинство людей, которых ты знаешь, умрут в панельных домах», где гробы «непросто вытаскивать из панельных домов, но навык приобретается быстро». 

Читаем дальше. Рэпер Фейс, альбом «Пути неисповедимы»: «Наблюдаю за Россией – бесконечное бессилие, толпы молят о пощаде, но целуют идолов». Он же: «Наша жизнь похожа на торговый центр: кто-то в нем горит, а кто-то ставит на проценты». Группа «Anacondaz» в песне «Бесит» покушается на святое: «Святому отцу «нельзя», и он лупцует себя плетью… Гей запрещает геев и вырезает крестик… Кто-то равнодушен ко всему, а кого-то бесит». Группа «Порнофильмы» из Дубны, альбом «В диапазоне между отчаянием и надеждой», песня «Россия для грустных»: «А ну-ка убери улыбку… Это Россия, Россия для грустных – ни выбора, ни перемен». Панк-группа «Ёрш» из Подольска, песня «Архипелаг Ништяк»: «Будущего нет, настоящее потеряно». Группа «Луна», альбом «Дивный новый мир», песня «Больше ада»: «Божья воля непроста, за Иисуса за Христа – взрывай экспоцентры, срывай рок-концерты и знай, что за это потом ждет награда». Группа «Truckdrivers» из Челябинска, песня «Кто мы?»: «Кто мы, и почему нас так не любят военкомы? Кто мы, и почему мы с милицией так знакомы? Кто мы, и почему мы не верим в ваши законы?». Очевидно, что товарищ прокурор предпочел бы, чтобы молодежь слушала не Хаски, а «Любэ» или Олега Газманова, распевающего гимн «Единой России».

Культура и политика

Кто мы – очень правильный вопрос. Это вопрос самоидентификации: молодежь ищет свое место в жизни и в обществе, чего-то хочет, и в этом надежда. Если уж на то пошло, когда Газманов поет «пристрелить не поднЯлась рука» – это хуже, чем мат в текстах рэперов. Прочитайте его «Есаула» – беспомощный бред, вызов вкусу, поэзии, русскому языку, чего уж говорить про прочие муси-пуси. Зато – без раскачивания лодки. Но чтобы понять, что безвкусица – это ржавчина, подтачивающая дно этой лодки, нужен кругозор, духовный опыт, культура. В этом смысле культура – уже политика.  

На официальной российской сцене – засилье геронтократии: Леонтьев, Газманов, Аллегрова, которые 40 лет назад монополизировали сцену и не хотят ее освобождать. Пошлое «Кривое зеркало» давно стало пародией на себя. То же и в политике, где свое политбюро и своя почти что геронтократия, только более циничная, корыстная и вороватая, чем при КПСС. Молодежь чувствует фальшь. А власть хочет эту фальшь молодежи навязать и цензурирует исполнителей, которые подставляют обществу зеркало. 

В недавней истории такое уже было. В середине 80-х комсомольские идеологи рассылали по регионам циркуляр со списком «идейно вредных» отечественных и зарубежных рок-групп, запрещенных к прослушиванию. У «Пинк Флойд» они нашли «извращение внешней политики СССР», у AC/DC – «неофашизм, насилие», у Тины Тернер – «секс», даже у сладкоголосого Хулио Иглесиаса – «неофашизм». Ну и где все эти запретители сегодня? Успешно пилят национальный бюджет или доживают в Майами. 

Новый протест

Русский рок 1980-х был музыкой протеста. «Перемен!» – требовал Цой. «Пора вернуть эту землю себе», – пел БГ и «Аквариум». «Наутилус» говорил о «скованных одной цепью». «Новый поворот» предрекала «Машина времени». После перестройки рокеры успокоились, заработали денег, отрастили животы и протестовать перестали (хотя Гребенщиков, пожалуй, – все тот же ироничный, умный и свободный БГ). Сегодня музыка протеста возрождается, ее новое воплощение – панк, рэп и хип-хоп, те самые молодые музыканты, чьи концерты срывают по всей стране. Появилась причина для протеста, она сформулирована в процитированных текстах: это мрачная, бессильная Россия, это безмолвные толпы, лобзающие фейковых идолов, это новая военщина и насилие, это фальшивая религия на службе у репрессивного государства, это ситуация безвременья: «Будущего нет, настоящее потеряно». И это тоже было в начале 80-х. Круг совершен. 

Власти нужны толпы послушных, которых стадами сгоняют на провластные митинги. Она делает ставку на формальных, костюмно-галстучных молодежных лидеров, мыслящих в категориях мероприятий и отчетов о них. Они страшно далеки от настоящей молодежи, ей чужды ее потребности, поэтому молодежь идет на концерт Хаски, который их понимает, он – неформальный молодежный лидер. И он не один. 

Сила творца в том, что его принципиально нельзя ангажировать. Талант раскрывается только на свободе. Стихи великой Ахматовой про Сталина были беспомощны. Если заставить условного Хаски воспевать отжатый Крым, приватизированное Азовское море и прочее вставание с колен, у него не получится, как не получилось у Ахматовой написать панегирик вождю. Вариант – тупо запретить концерты. Но таким образом власть растит себе оппонентов, такая власть бесит, к тому же есть Youtube и миллионы неподцензурных просмотров. В прошлый раз худсоветы и цензура  закончились развалом СССР. Нынешние «черные списки» запретных рэперов – признаки знакомой нам агонии. Чего добивается власть на этот раз?

 

 

 

 

Написать автору

Отправить сообщение