After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Степан Горин, 27 November 2018 Происшествия
И все-таки поставки?
Написать автору

В деле об отравлении формалином жительницы Ульяновска Екатерины Федяевой все-таки всплыла тема поставок, о которой «Симбирский курьер» ранее много писал. 

На прошлой неделе в суде выступала заведующая гинекологическим отделением ЦК МСЧ Валентина Родионова. Она пояснила, что для промывания организма во время операции использовался не физраствор, а очищенная вода. Это объясняется тем, что аптека не давала заявленное количество физраствора, а вода поставлялась в неограниченном количестве.

Родионова подчеркнула, что формалин появился в предоперационной, скорее всего, по вине аптеки, поставлявшей медикаменты. По ее словам, это был 25-процентный формалин вместо 10-процентного, который обычно поставлялся. Более того, формалин поставляется во флягах, а этот был во флаконе. Кроме того, на нем не было маркировки, а на этикетке должно было быть написано «Осторожно, яд» - на специальной красно-белой наклейке.

Такого флакона с формалином вообще не должно было быть, поэтому, видимо, ни у кого и мысли не возникло, что нужно дважды убедиться, что принесена вода, а не что-то иное. Что нисколько не оправдывает медперсонал, который не убедился в том, что вливает в организм пациента.

При этом бутылка формалина, которую использовали после операции, так и не была найдена – еще до того, как после операции вынесли мусор, Родионова лично попыталась найти флакон. По ее мнению, кто-то пытался замести следы и скрыть свою ошибку – и унес бутылку от формалина.

Это – еще один ключевой эпизод дела. Бутылку от формалина так и не нашли, поэтому сложно понять, откуда она взялась. И судя по этому, дело до конца и не расследовали – раскручена только цепочка событий с момента приноса формалина в операционную и до смерти пациентки, а вот что было до этого – никто толком не выяснил.

Старшая операционная сестра Роза Е. утверждает, что с утра в день операции она проверяла все флаконы и не видела там формалина. Именно она отвечала за расстановку препаратов по шкафчикам. Если верить ее словам, то вообще получается какая-то диверсия…

К слову, Родионова – в числе обвиняемых по делу, а старшая медсестра – нет. Более того, медсестра уже подавала в суд на СМИ, утверждая, что после публикаций по делу и после увольнения из ЦК МСЧ она не могла устроиться на работу из-за испорченной репутации.

Между тем на прошлой неделе в ЦК МСЧ снова произошла трагедия при проведении аналогичной операции по удалению кисты. Скончалась 38-летняя пациентка – от осложнений после плановой операции. При этом днем она чувствовала себя нормально.  Смерть наступила 23 ноября.

Главврач клиники Елена Ледяева пояснила, что после операции проводилась стандартная профилактика осложнений. Министр здравоохранения Сергей Панченко подчеркивает, что врачи проводили все необходимые реанимационные мероприятия, которые не дали эффекта.

Причиной смерти называются «фатальные осложнения». Что именно под этим подразумевается – неясно. Предполагается, что у женщины оторвался тромб. Умершая, как сообщили в Сети, в одиночку воспитывала 17-летнего сына и 10-летнюю дочь.

Написать автору

Отправить сообщение