Андрей Семенов, 6 November 2018 Общество
Без огонька
Написать автору

То, как прошел в стране День народного единства, показало, что власть понимает, что она делает с народом, и приглашать его в большом количестве на свои праздники, похоже, уже слегка опасается.

Праздник получился, что называется, кисленьким, и в основном - на телеэкране. Начали, как водится, со столицы Приморья Владивостока. Диктор «России 24» бодро отрапортовала, что владивостокцы провели торжественный митинг, посвященный Дню народного единства, на который пришло «около трех тысяч» человек. Но это по официальным данным, обычно занижаемым или завышаемым, в зависимости от того, кто митингует, раз в пять. То есть в действительности на митинг во Владивостоке пришло около тысячи или чуть меньше. Корреспондент, беря у участников интервью, пытался продемонстрировать праздничную атмосферу. Правда, не все говорили, видимо, то, что требовалось по сценарию. Так, юный нахимовец (вероятно, нахимовец, точно не знаю) сказал в микрофон, что пришел и ради единения с другими странами, «чтобы не было конфликтов».

Пацана либо забыли проинструктировать, либо дерзкий попался, и инструктаж проигнорировал, ведь праздник-то про другое, о чем и заявляли в этот день чиновники разного уровня все в том же телевизоре. Он, согласно их заявлениям, - про особенную российскую духовность и российскую «цивилизационную уникальность», как сказала на какой-то тусовке депутат Госдумы Ирина Яровая, призвав хранить эту уникальность и даже ввести в школах соответствующий предмет. Многие, кстати, ломают головы над тем, что же под «цивилизационной уникальностью» России имеется в виду. Публицист Александр Невзоров предположил, что это, вероятно, туалет на улице, которым и в XXI веке, и просто в стужу, и в лютый мороз, вынуждено пользоваться до половины россиян. А оборотной стороной этой уникальности, добавлю я и расширю Невзорова, является страсть чиновников и по совместительству охранителей наших скреп отправлять своих детей и внуков учиться и жить в Европу, где теплые клозеты. Чтобы здоровее и целее были. Ну и еще этот праздник, конечно, про патриотизм, который «способен на многое, на прорывы, взлеты» и проч. Патриотизм же, как его понимают те, кто о нем вещает, - это не о дружбе и единении с другими странами, а совсем наоборот. Это национализм и шовинизм, от которых полшага до нацизма и фашизма, чего тот парень во Владивостоке, кажется, еще не понял. Или, наоборот, понял очень хорошо.

Произнес «праздничное» слово и врио губернатора Приморья Олег Кожемяко, но повторить то, что он сказал, не смогу не только я, но, наверное, и сам Кожемяко, поскольку смысла в его фразе не было никакого, как это у них и принято.

В Москве не было ни шествий, ни митингов, и праздник был вдвинут во все столичные микрорайоны, как доложили на одном из телеканалов. Тоже мудро! Народ от греха подальше лучше рассредоточить по большой территории, и пусть стоит пореже, чтобы не только объединиться не мог, но и докричаться до стоящего по соседству. И это, разумеется, надежней, вернее - благонадежней. Показали казацкую Кубань, благоразумно умолчав, что в смуту казаки в большинстве своем воевали против московского правительства и под шумок грабили провинцию. Дураком набитым показали Крым. Собственно, женщину средних лет, которая, вытаращив глаза, орала в телекамеру, что «рада и очень счастлива». Ну, а об Ульяновске можно отчитаться и вообще без слов. У нас об этом празднике обрыдалась даже природа, лившая как из ведра свою мокреть. С утра и до вечера. А природа умнее человека, уж она-то знает, что почем.

Написать автору

Отправить сообщение