Василий Мельник, 1 November 2018 Общество
В День народного едимства и вранья
Написать автору

Хоть с точки зрения истории, хоть современности, но в новоучрежденном празднике 4 ноября нет почти ничего искреннего, то есть почти все ложь.

Праздник установлен в память освобождения в начале XVII века Московского Кремля от польских интервентов и окончания смуты, так это звучит официально. Но смута не ограничивалась «войной с поляками», бывшими тогда вообще-то гарнизоном законного русского царя. Смута была следствием правления самодуров на нашем троне, в особенности - Ивана Грозного, опустошившего не только страну, но и свою семью и спровоцировавшего династический кризис. Старшего сына и наследника престола Грозный убил, ударив в приступе бешенства посохом с металлическим наконечником по голове. В результате после смерти Грозного в 1584 году трон занял его слабоумный сын Федор. К правлению он был не способен, и государство оказалось в руках его шурина Бориса Годунова, по приказу которого, как считается, был убит младший сын Грозного Дмитрий. По смерти в 1598 году Федора бояре, большинство из которых были обязаны своим положением Годунову, избрали царем его. Русь к тому времени лежала полуживая с в прах разоренным крепостной неволей крестьянством. Разразились неурожай и страшный голод, свирепствовавший несколько лет подряд. Хлеб был  у бояр и церкви, но никто из них амбары не открыл, и простонародье умирало тысячами. Трупы валялись по дорогам и улицам, и сытыми были, как свидетельствует современник, лишь собаки да вороны, поедавшие не похороненных.

И потому стоило появиться человеку, объявившему себя царевичем Дмитрием, прозванному Лжедмитрием I, сыном Грозного, якобы скрывшимся и выжившим, как потерявший на голоде популярность Годунов пал. Лжедмитрий I через год был убит, а царем был избран боярин Василий Шуйский, после которого был еще Лжедмитрий II. В 1610 году московские бояре обратились к польскому королю Сигизмунду III с просьбой послать на царство в Россию сына Владислава. В Смоленске, где в то время находился Сигизмунд с 15-летним Владиславом, подписали договор о восшествии королевича на русский престол. Московская знать признала Владислава своим государем, а в первопрестольную отправились польский гарнизон и наместник нового царя. Этот гарнизон и был выбит из Кремля, что по всем признакам было государственным переворотом, плоды которого перехватил некто Федор Никитич Романов, посадивший в царское кресло в конце концов своего сына, 16-летнего Мишу Романова.

Среди разных точек зрения на те события до сих пор существует  и такая, что Владислав был бы не самым плохим правителем России. Человек со славянским именем  на русском престоле - это куда естественней, чем, скажем, принцесса  заштатного немецкого Ангальт-Цербстского княжества София Фредерика Аугуста, в последующем императрица Екатерина II, захватившая трон через 150 лет после смуты. Или чем основатель династии, предпоследним представителем которой был Иван Грозный, - скандинав Рюрик. Среди коронованных особ это - в порядке вещей. Отец того же Владислава Сигизмунд III был шведом по национальности. Но трон достался Романовым, интригой которых было, как говорят, и появление Лжедмитрия I, известного как бывший холоп Романовых Гришка Отрепьев, чьими руками был свергнут Борис Годунов. Ничего хорошего России Романовы не принесли, открыв правление окончательным лишением воли русского крестьянства и закончив катастрофой страны в 1917 году. И празднуется-то 4 ноября по большому счету начало вот этого 300-летнего периода моральной деградации.

И совсем странны такого рода праздники на фоне нашего времени. Неужели власти, после того, как она пенсионным злодеянием разделила народ на быдло - тех 90 процентов, которые, по опросам, были против этой гнусной реформы, и неодворянство в количестве десяти процентов, которого реформа не коснулась, хватит наглости и в этот раз говорить о каком-то единстве? Кого с кем? Дворян из десяти процентов друг с другом? 90 процентов новых крепостных друг с другом? Может, и так, но от такого единства слегка пахнет жареным. А в принципе от того, с какой легкостью власть фальсифицирует и историю, и наши дни, несмотря на то, что они у всех на глазах, оторопь берет. Реально.

Написать автору

Отправить сообщение