Сергей Поленов, 19 October 2018 Политика
Через подкуп и угрозы
Написать автору

  Заседавший в Стамбуле Священный синод Вселенской православной церкви отменил указ, которым Киевская митрополия была когда-то передана Московскому патриархату, вернув тем самым в церковные дела Украины здравый смысл.
Упование и злоба
  Кроме этого, Синод снял анафему с глав двух украинских церквей, вышедших из подчинения Русской православной церкви (РПЦ) раньше и объявленных Москвой еретическими. Константинополь признал их соответствующими канону. Все это вместе явилось первым актом предоставления Украинской православной церкви автокефалии, то есть независимости, чего с упованиями ждет Киев и со злобой - Москва.
  Обезумев от досады, представитель РПЦ заявил, что Вселенский патриарх уже не только покушается на каноническую территорию Московского патриархата (Украину), но и идет на слом православного канона как такового. Не удержалась и государственная власть (от которой церковь в России вообще-то отделена), устами министра иностранных дел Сергея Лаврова назвавшая решение Константинополя провокацией, поддержанной США. Без Америки, как известно, на Земле не делается ничего, и ни один волос с головы человека не падает, где бы он ни находился. По крайней мере, по версии Лаврова.
  Но, кажется, зря РПЦ инициирует ту бузу, которую она инициирует, причем нещадно передергивая факты. Так, митрополит Илларион в интервью телеканалу «Россия 24» в прошлую субботу назвал Синод Константинопольского патриархата разбойничьим, выполняющим заказ президента Украины Петра Порошенко и в одностороннем порядке выводящим Киевскую митрополию из состава РПЦ. Вот молчали бы, никто бы и не обратился к истории Московского патриархата и не увидел бы, что это его становление происходило методом разбоя и жульничества, во многом сводящим легитимность РПЦ на нет. И все ведь это есть в общедоступных источниках, в книгах, которые просто мало кому приходило в голову открыть. А картина в них живописнейшая.
 
Как добывали патриаршество
  Среди относящейся к теме дня литературы, к примеру, книга «Русское православие, вехи истории» под редакцией доктора исторических наук, профессора Александра Клибанова, труд ученого-востоковеда дореволюционной еще школы, профессора Николая Никольского «История  русской церкви» и другие. И следует неопровержимо из этих хроник, что и учреждение патриаршества в Москве, и переход в его ведение Киевской митрополии были результатом интриг, обмана и откровенной уголовщины. До второй половины XVI века Русская церковь входила в митрополию Константинопольского патриархата, как и Киевская, откуда и назначались их предстоятели. К концу века у русских царей все сильнее начало свербеть желание заиметь собственный патриархат, коли уж они сами стали великими. К практической реализации этого желания вплотную подступили после смерти Ивана Грозного, в царствование его слабосильного сына Федора Иоанновича, который поручил это дело своему шурину Борису Годунову. Годунов вел тайные переговоры об отколе от Константинополя поначалу с приехавшим в Москву Вселенским патриархом Иоакимом, но Иоаким, понимая, что его решение о даровании Москве патриаршества будет неканоническим, опасался гнева восточных церквей и на такой шаг не решился.
  Потом на Русь прибыл преемник Иоакима, патриарх Иеремия, которого Борис Годунов тоже взял в оборот, решив идти к цели через подкуп. Ведя с Иеремией беседы о московском патриаршестве, Годунов пообещал гостю, что именно он, Иеремия, будет избран на этот пост. Иеремия дрогнул и сказал: «Остаюсь», после чего переговоры пошли живее. На каком-то этапе Иеремии сообщили, что, став московским патриархом, жить он будет не в Москве, а во Владимире, некогда столичном, но к тому времени уже вполне захолустном городе. Иеремия опешил, и сказал, что так не пойдет и что он отказывается. Тогда его взяли по сути в плен, объявив, что, пока он не признает патриархом царского кандидата, митрополита Иову, из Москвы не выедет. Иеремия в конце концов подтвердил новый сан Иовы, совершив то, чего опасался Иоаким - нарушил канонический порядок учреждения  патриаршества. Но сделал он это под давлением и угрозами, отчего подписанная им в Москве бумага не может иметь юридической силы и является ничтожной с момента издания, выражаясь современным юридическим языком. После этого годуновского вероломства Иеремию отпустили «с великими дарами», но указа (томоса) о патриаршестве Русская церковь не получила, оставшись фактически под юрисдикцией Константинополя. Вот что выяснилось в результате поднятой РПЦ бузы, независимо от того, что думает и заявляет об этом наша Патриархия. По документам получается, что она - самозванная, поскольку учреждена не по канону.
 
Строго по канону
  Но что же произошло с Киевской митрополией и что в этом вопросе исправил Священный синод в Стамбуле? Исправил он результат сговора, организованного в 80-х годах XVII века гетманом Украины Иваном Самойловичем (это фамилия) и правительством царевны Софьи, бывшей в те годы регентшей при малолетних братьях Иване и Петре, в последующем - Первом. Самойлович предложил Софье через ее фаворита, князя Голицына, утвердить нового киевского митрополита, друга Самойловича - Гедеона, в Москве, а не в Константинополе. Уломал Самойлович на это и украинских иерархов. Софья же и Голицын (не паства) добились от Константинополя согласия на передачу Киевской митрополии Московскому патриархату, о чем и подписал  указ Константинопольский патриарх Дионисий. Сделал он это в 1686 году, Гедеона же Москва поставила митрополитом Киевским в 1685 году. И выходит, что Дионисий подписал свою бумагу задним числом, уже после захвата правительством царевны Софьи Киевской митрополии, узаконив таким образом беззаконие. А во-вторых, украинские иерархи согласились на переход под Москву при условии невмешательства Московского патриархата в их дела, которое тут же попрал тогдашний глава РПЦ Иоаким, нарушив целостность Киевской митрополии и подчинив часть ее епархии напрямую себе. Да и кто такой был митрополит Гедеон? Это был перебежчик из правобережной Украины, входившей тогда в состав Речи Посполитой, которого Самойлович решил укрыть и от польских властей, и от Константинополя, куда входила православная церковь правобережья, откуда Гедеон бежал, подарив ему сан главы Киевской митрополии, а саму митрополию подарив Москве. И все это действо было циничной политической схемой, мало общего имевшей с вопросами веры, что и отменил неделю назад Синод Константинопольского  патриархата, посчитав решение от 1686 года неканоническим. Сам дал, но с нарушениями, сам в конце концов и забрал, вернув Киевскую митрополию в ведение Константинополя, и следующим актом будет предоставление ей реальной автокефалии - через выдачу томоса, которого у РПЦ, повторюсь, нет. Иначе говоря, Варфоломей все сделал грамотно и строго по канону, лишив РПЦ каких-либо оснований для бунта.
 
Кто в опасности?
  Однако бунт уже обещан. В комментариях российских властей и патриархата звучит плохо скрытая угроза - «мы защитим свою паству». Притом что «своя паства» - это граждане Украины, которых Москва собирается как-то защищать от правительства Украины. Думаю, в Киеве понимают серьезность этих угроз и гадают, что это может быть. «Вежливые» ли люди с автоматами в украинских городах и селах? Взрывы ли церквей и убийства священников? И куда в большей опасности тут оказываются, как ни парадоксально, не украинские церкви и не украинское духовенство, а священники и храмы Московского патриархата, которые возьмут на прицел «вежливые люди», чтобы дискредитировать  украинскую власть и украинских «радикалов», на которых и будут списываться эти сакральные жертвы. Избежать подобного сценария можно, видимо, только одним способом. Это если все приходы РПЦ на территории Украины быстро перейдут под юрисдикцию Украинской православной церкви, и тогда в случае терактов против храмов или духовенства сразу будет понятно, чьих рук это дело. Будет очевидно, что не украинских.
 
Битва не за веру
  Ведущая «России 24» спросила Иллариона: означает ли происходящее международную изоляцию РПЦ? «Изоляции мы не боимся, - ответил митрополит. - Нас беспокоит слом канонических порядков в мировом православии, к которому толкает решение Константинопольского патриархата»» (приводится в изложении). Врет. Решение Священного синода в Стамбуле  не расшатывает православный канон, а, напротив, укрепляет, убирая из него, в частности, следы российской коррупции 300-400-летней давности и восстанавливая в правах церковь суверенного государства под названием Украина, что можно только приветствовать. Даже, по-моему, и неверующим. Сражение РПЦ ведет не за веру, ведь Бог-то один, которому все православные и молятся, а за недвижимость и деньги. Изоляция же РПЦ означает, вероятно, ее переход в статус секты со всеми вытекающими для прихожан последствиями. Но Илларион этого не боится, как видим. Думает, наверное, что на небе никого нет и оттуда никто ни за что не спросит. Но это он ошибается.


Написать автору

Отправить сообщение