Василий Мельник, 19 October 2018 Политика
Зорькин признал ценность Конституции и свое бессилие
Написать автору

Председатель Конституционного суда России Валерий Зорькин опубликовал в правительственной «Российской газете» большую статью. Анонсирована она была заранее, и ее ждали, гадая, о чем же сенсационном председатель суда собирается заявить - о смене конституционного строя, об учреждении новой государственной должности, которую займет Владимир Путин после окончания президентского срока, или о чем-то еще?
Но статья оказалась спокойной и немного печальной. Написана она, видимо, к 25-летию нынешней Конституции, которое исполнится 12 декабря, и дышит разочарованием: как конституционалисту, Валерию Зорькину не удалось добиться для Основного закона подобающего ему места в  государственной иерархии. Оговорившись, что Россия находится перед серьезными внешними вызовами, он высказывает обеспокоенность тем, что отвечать на эти вызовы ей предстоит на фоне больших социально-экономических проблем внутри страны, и тем, что в этих условиях - все громче голоса, призывающие к радикальным конституционным реформам. Надежды, что изменением юридических норм можно кардинально изменить жизнь, Зорькин считает наивным идеализмом.
Конечно, говорит он, наша Конституция имеет недостатки. Это и дисбаланс законодательной и исполнительной ветвей власти в пользу исполнительной, и недостаточная четкость в распределении полномочий между президентом и правительством, и неопределенность статуса президентской администрации и прокуратуры, и вытекающее из статьи 12 Конституции противопоставление местного самоуправления органам государственной власти, в том числе власти представительной, хотя местное самоуправление по своей сути есть, по Зорькину, лишь низовой, локальный уровень публичной власти. Но все эти недостатки он считает устранимыми путем точечных изменений в Основном законе. Тут главе КС можно возразить: не все, упомянутую им 12-ю статью таким образом исправить нельзя, поскольку она относится к особо защищенным статьям, изменение которых возможно только в особом порядке, и, в частности, через принятие новой Конституции.
Особую тревогу Валерия Зорькина вызывает, судя по этой публикации, социальная неустроенность страны, притом что статья 7 Конституции провозглашает Россию социальным государством. Он отмечает растущий запрос населения на справедливость и перечисляет то, что можно назвать вопиющими несправедливостями: свыше 20 миллионов человек находится за чертой бедности; разрыв в доходах между наименее и наиболее обеспеченными достиг 17-кратной величины, а в реальности, видимо, еще больше, об огромном количестве бедных среди семей с детьми. Отдельно председатель КС называет произошедшие изменения в пенсионном обеспечении, которые абсолютное большинство россиян расценивают как резко несправедливые.
И вот здесь впору бросить уже прямой упрек и лично Валерию Дмитриевичу Зорькину, и возглавляемому им органу. Можно делать вид, что ничего экстраординарного с пенсионной системой не произошло, за исключением некоторой несправедливости, но это не так. Эта реформа в части изменения возраста выхода на пенсию не просто слегка противоречит  Конституции России, а радикально ее опрокидывает, являясь в каком-то смысле конституционным переворотом. Напомню уже не раз в «Курьере» сказанное:  статья 55 Основного закона запрещает издание в Российской Федерации законов, умаляющих или отменяющих права и свободы граждан. Эта статья, как и статья, гарантирующая право на пенсию (№39), входит во вторую главу Конституции, которая так прямо и названа: «Права и свободы человека и гражданина». Это в свою очередь означает, что с момента принятия в 1993 году Конституции гражданам России гарантировано право выхода на пенсию в 55 лет для женщин и в 60 лет - для мужчин. Вторая глава Конституции также относится к специально защищенным, изменения которой возможны в особом порядке. Проходить этот особый порядок инициаторы пенсионной реформы сочли, видимо, делом слишком муторным и решили Конституцию просто игнорировать, что нельзя назвать иначе как вероломством или произволом, или беспределом, кому как нравится.
Произвол же этот стал возможен во многом потому, что Конституционный суд слишком часто смотрел на такие вольности властей сквозь пальцы, позволив им наплодить массу незаконных правовых актов, запретивших разрешенные Конституцией митинги и шествия, удушивших в стране свободу мысли, извративших выборы - придумкой в губернаторских кампаниях некоего муниципального фильтра для кандидатов, который проходят только те, кому позволит власть, уничтоживших тем самым политическую конкуренцию, о необходимости которой наряду с конкуренцией экономической пишет в этой статье Валерий Зорькин. И собственно - узурпировавших государство, которое теперь оказалось, по словам председателя КС, перед лицом опасных социально-политических катаклизмов. И ответственность за возникновение этих угроз несут как высшие должностные лица, так и главный  суд страны, попустительствовавший незаконным решениям и действиям.
Много в этой публикации Валерий Зорькин рассуждает еще о некой конституционной идентичности, о которой заботятся страны под давлением глобализации, о национальной ментальности россиян, склонных к соборности и коллективизму, почему и появилась  норма о социальном государстве и почему она так важна. Из коллективистской идеи Зорькин выводит принцип доминирования прав большинства над правами меньшинства, которые предоставляются в таком объеме, на которое согласно большинство. Что вообще-то является довольно скользкой идеей, ибо мнение большинства зачастую есть результат сознательной манипуляции властей - через то же телевидение.
Конституционным судом Валерий Зорькин руководит с небольшим перерывом все эти 25 лет и, видя сейчас, на своем девятом десятке, в какое растрепанное состояние пришли и Основной закон, и государство, не может, на мой взгляд, не испытывать горечи, маскируемой словами об «отдельных недостатках Конституции, которые можно исправить точечными изменениями». Не исключено, что он предчувствует: дело зашло намного дальше, и вспоминает события 1917 года, «которые, как сейчас ясно, были порождены прежде всего глубоким социально-экономическим расколом внутри российского общества». В общем, предупреждает, что и было, возможно, подлинной целью его статьи.


Написать автору

Отправить сообщение