After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Сергей Поленов, 27 September 2018 Политика
И церковь под вопросом, и патриотизм фальшив?
Написать автору

 

Жадность Русской православной церкви (РПЦ) до денег украинских верующих толкнула патриарха Кирилла на конфликт со Вселенским (Константинопольским) патриархом, что в свою очередь поставило вопрос о законности существования Московского патриархата (МП) и Кирилла как его главы.

Указа не было

Толчком к скандалу послужили, напомню, планы Вселенского патриарха Варфоломея, называемого по его местонахождению в Стамбуле, бывшем Константинополе, Константинопольским, предоставить Украинской православной церкви (УПЦ) независимость от Москвы. Подотчетность украинских православных Московскому патриархату давно является анахронизмом, даже если не иметь в виду состояние необъявленной войны, в котором Москва находится по отношению к Украине. И Московскому патриарху следовало бы самому предложить УПЦ эту автокефалию, не дожидаясь заявлений Константинополя. Но МП пошел по пути обострения и разбудил лихо, объявив о претензиях на Украину как на свою каноническую территорию. Тогда Варфоломей и поставил вопрос о законности московского патриаршества.

Начать с того, что Иисус Христос заповедал церковь не в виде ведомства с бухгалтерией и кассой и не в виде каменных громад, называемых словом «церковь», а в виде сообщества верящих в него, Христа, людей. Основателем такой, а не какой-то другой церкви, ее краеугольным камнем Иисус назвал своего ученика, апостола Петра. В 1054 году произошло разделение христианской церкви на западную и восточную, католицизм с центром в Риме и православие с центром в Константинополе, старшинство в котором было закреплено за Вселенским патриархом. И уже он благословляет, наделяет полномочиями иерархов на служение в поместных церквях, вручая им так называемый томос, или указ, по-гречески. Иерархи эти назвались тоже патриархами, хотя канон такого не предполагает, и слово «патриарх» означает собственно «старший», а не начальник над приходами и епархиями. Но и в нынешнем понимании патриаршества РПЦ, как оказалось, сомнительна, поскольку никакого томоса от Вселенского патриарха не получала.

Патриарх как следствие угрозы

Потуги обзавестись собственным патриаршеством начались на Руси в XV веке и были эпизодическими. В конце XVI века царь Борис Годунов взялся за дело жестко. В Москву тогда приехал Вселенский патриарх Иеремия II, которого Годунов, пользуясь случаем, взял в заложники и не выпускал до тех пор, пока первоиерарх не признал русского митрополита Иону патриархом. Выражаясь языком Уголовного кодекса, Иеремия принял это решение под давлением и угрозой, что делает его недействительным и не имеющим юридических последствий. Тем более что томос Ионе вручен не был. Годунову же это чисто криминальное действо потребовалось для укрепления положения на русском троне, который он узурпировал, убив, как считается, законного наследника, младшего сына Ивана Грозного, царевича Дмитрия. Но самозахват еще и патриаршего престола не спас царствование Годунова. Он был свергнут, скончавшись во время переворота, а дети его были перебиты.

РПЦ - по Сталину

Потом было упразднено и русское патриаршество, так что в XVIII и XIX веках такой структуры не существовало. Восстановили ее уже в ХХ веке, на соборе 1917-1918 годов, избравшем патриархом Тихона. На этот собор, как на источник легитимности РПЦ, и сослался Кирилл, комментируя свой недавний провалившийся визит в Стамбул к Варфоломею. Патриаршество Тихона было, однако, восстановлением чина, добытого преступлением Бориса Годунова, и снова без получения вселенского томоса. К тому же большинство участников собора выступило против нового патриаршества, а проголосовали за него в отсутствие кворума. И достаточно быстро все было ликвидировано - большевиками. Пока вопросом не занялся «первосвятитель» по кличке Сталин, в 1943 году приказавший привезти из тюрем выживших епископов, которые составили очередной собор, провозгласивший патриархом некоего Сергия. Сталину патриарх нужен был примерно для того же, для чего и Годунову. Он и стал опорой диктаторского режима, превратившего чуть ли не поголовно все священство в доносчиков и стукачей. Вот этому  наследовал на самом деле патриарх Кирилл, о чем Варфоломею он, конечно, не сказал.

Вся эта возня таит в себе, вероятно, страшный духовный разлом. Церковь нельзя создать по собственному почину, а если по собственному почину, то получится секта. Канонический статус церкви проистекает в каком-то смысле из первых рук - из рук Иисуса Христа, через апостола Петра. В православии - через томос Вселенского патриарха. И если Варфоломей прав, то не права РПЦ, и все службы, которые она проводит, и все обряды, которые совершает, для верующих в лучшем случае бессмысленны, а в худшем - опасны для их душ. Ну и в целом для страны, наверное, тоже.

Срок придет, и хмарь пройдет

Не легче - и с официальным патриотизмом. Знакомясь с итогами состоявшихся 9 сентября выборов депутатов ЗСО, внимание обращают, как правило, на результаты прошедших в Собрание партий, оставляя за скобками остальных. Но они - не менее любопытны. В выборах, наряду со «Скумбриями России», участвовали и партии с такими безупречными названиями, как «Патриоты России» и «Родина». Так вот, для тех, кто поленился на них посмотреть, сообщу, что «Патриоты» по городу Ульяновску набрали 0,79 процента голосов, по области - 0,74. «Родина» выступила еще более «ударно», получив в Ульяновске 0,55 процента, по области - 0,56. Это в разы меньше, чем даже «Скумбрии». Но как же  пресловутый патриотизм в школах и из каждой розетки? Как ульяновская акция «Роди патриота»? А парк «Патриот» в Подмосковье, где людишки военного министра Шойгу пилят и отмывают народные деньжишки? Профанация ведь все это - от начала и до конца, к которой население России, не то, что в телевизоре, а то, что в поле, абсолютно равнодушно. Что, кстати, и вселяет пусть маленькую, но надежду: придет срок, и спадет с глаз эта мрачная пелена, и хмарь пройдет, в связи с чем не могу отказать себе в удовольствии лишний раз процитировать Льва Николаевича Толстого.

«Так, например, в России, - писал он, - где патриотизм в виде любви и преданности к вере, царю и отечеству с необыкновенной напряженностью всеми находящимися в руках правительства орудиями: церкви, школы, печати и всякой торжественности, прививается народу, русский рабочий человек - сто миллионов русского народа, несмотря на ту незаслуженную репутацию, которую ему сделали, как народа особенно преданного своей вере, царю и отечеству, есть народ самый свободный от обмана патриотизма. Веры своей, той православной, государственной, которой он будто бы так предан, он большей частью не знает, а как только узнает, бросает ее и становится рационалистом; к царю своему, несмотря на непрестанные, усиленные внушения в этом направлении, он относится как ко всем начальственным властям - если не с осуждением, то с совершенным равнодушием; отечества же своего, если не разуметь под этим свою деревню, волость, он или совершенно не знает, или если знает, то не делает между ним и другими государствами никакого различия». Кто не верит, пусть посмотрит на итоги ульяновских выборов. Хоть на «Патриотов», хоть на «Скумбрию».

 

 

Написать автору

Отправить сообщение