After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Марина Коновалова, 12 September 2018 Культура
Усадьба без хозяина
Написать автору

В феврале нынешнего года региональное Управление по охране объектов культурного наследия запустило проект «Историческая недвижимость Ульяновской области». Для старинных усадеб хотят найти новых собственников, которые бы восстановили исторические здания и использовали их по своему усмотрению. Среди объектов исторического наследия, которые остро нуждаются в ремонте, есть и знаменитая усадьба Перси-Френч в Тереньгульском районе. Дом, который принадлежал самой богатой женщине Симбирской губернии, находится в плачевном состоянии и может совсем разрушиться. Об этом историческом памятнике рассказал сайт 73 online. 

Архитектурный памятник второй половины XVIII века прозвали усадьбой Перси-Френч в честь ее последней хозяйки Кэтлин Эмилии Александры Перси-Френч, дочери  симбирской дворянки Софьи Киндяковой и ирландского аристократа Роберта-Максимилиана Перси-Френч. Родившаяся в Париже в 1864 году, Екатерина Максимилиановна, как называли Кэтлин на русский манер, в начале XX века стала крупнейшей землевладелицей Симбирской губернии, после смерти двоюродной бабушки в 1899 году ей отошли по наследству усадьба в Тереньге, несколько заводов и земли в Сенгилеевском и Сызранском уездах. Состояние Перси-Френч оценивалось в 50 миллионов рублей — в  гигантскую по тем временам сумму.

Само здание в Тереньге, как указано на памятной табличке, построено во второй половине XVIII века князьями Долгоруковыми-Голицыными, которые владели этими землями. По другой версии, дом построил намного позднее отставной генерал, тайный советник Скребицкий. Возможно, что при тайном советнике дом приобрел тот вид, который имеет сейчас, а при строительстве использовалась более ранняя постройка. «Симбирские епархиальные ведомости» в 1911 году писали, что дом построил Скребицкий хозяйственным способом – «кирпичи делали его крестьяне, мастера были они же».

Местные жители были уверены, что при строительстве дома Скребицкий создал обширную сеть подземных ходов. Будто бы Екатерина Максимилиановна обнаружила эти ходы и благодаря им могла неожиданно появляться в отдаленных уголках своих владений, чем сильно пугала баб и мужиков. По народной легенде, барыня прятала свои сокровища в подземелье. Рассказывают, что в разных местах усадьбы начала проваливаться земля, и в провалах находили старинные монеты. Однажды провалился пол в самом доме, и на месте провала тоже нашли монеты, но спуститься в провал никто не рискнул, боясь обвала или призраков, которые, согласно местным байкам, охраняют сокровища Перси-Френч. Дополнительную завесу таинственности прибавляет увлечение Киндяковых масонством.

Ни масоны, ни призраки не помогли, когда в стране произошла революция. Хотя Перси-Френч и признала советскую власть, ее имение сожгли и разорили. Хозяйка попала сначала в симбирскую тюрьму, потом ее перевели в Москву и выпустили только через несколько месяцев. Транзитом через Финляндию Екатерина Максимилиановна добралась до своего имения в Ирландии. Когда и там начались беспорядки, она вновь бросилась в дорогу и через Владивосток попала в азиатскую столицу русской эмиграции - город Харбин, где скончалась в 1938 году.

Во время революции в доме в Тереньге находился штаб армии белого генерала Каппеля. Во время боя в центральный купол попал артиллерийский снаряд. С 1928 года в национализированной усадьбе работал Тереньгульский райисполком, а потом размещалась школа крестьянской молодежи. С 30-х годов в бывшем барском доме располагались поочередно начальная школа, интернат для иногородних учащихся, а затем общеобразовательная школа, которая освободила здание, переехав в другое помещение в 2003 году.

Сейчас здание усадьбы находится в удручающем состоянии. Кирпичная кладка осыпается, и в помещениях - кучи мусора, некоторые окна задернуты клеенкой. Собственником здания является местная администрация.

В Управлении по охране объектов культурного наследия Ульяновской области рассказали, что инвестора для тереньгульской усадьбы Перси-Френч до сих пор не нашли.  Аналогичная судьба и у других усадеб на территории области — Бутурлина в Лаве, Бестужевых в Тепловке, Анненковых в Анненково и так далее. Иногда кто-то звонит, интересуется, но конкретных предложений по покупке не поступало.

Общая площадь усадьбы Перси-Френч составляет 1170 квадратных метров. Требуют ремонта фундамент, перекрытия, кровля, фасад и внутренние помещения. Новый собственник сможет использовать здание только для непромышленных целей, исключающих разрушающее и повреждающее воздействие на здание. Усадьбу можно использовать для жилья, под гостиницу, для оказания образовательных и медицинских услуг, сообщает Управление охраны объектов культурного наследия.

 

 

 

 

Написать автору

Отправить сообщение