After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Анна Школьная, 31 August 2018 Культура
В Ульяновск опять приехал Хлестаков
Написать автору

 «Ревизором» открылся театральный сезон в Ульяновском драматическом театре имени Ивана Гончарова. По воле приглашенного режиссера Олега Липовецкого (публике он знаком по постановке «Капитанская дочка») комедия Николая Гоголя на нашей сцене превратилась в жесткую, хлесткую политическую сатиру.
Перед премьерой у Липовецкого спросили, будет ли комедия еще более актуальной, чем во времена Гоголя. Но как ей быть не актуальной, если с тех пор ничего не изменилось? Та же неловкая ситуация в здравоохранении, тот же бардак в образовании, те же грешки за чиновниками – взяточничество, попустительство. И градоначальник, как бы он ни назывался, в курсе происходящего, да молчит до поры. А как едет некто из столицы – так надо всем на их бездействие указать и развести видимость бурной деятельности. Герои Гоголя помолодели, подтянулись, обзавелись современной техникой, но дело даже не в реквизите. Текст Гоголя отлично ложится на современные методы пускания пыли в глаза – торжественные открытия объектов с непременным перерезыванием красной ленточки, со встречами с народом. Переплелись и ассоциации с местным и государственным. Например, в зале возникает нервный хохоток, когда место стройки закрывается тканью с нарисованным фасадом – может, художник Яков Каждан и не имел в виду ничего такого, но в Ульяновске они уже стали притчей во языцех – что тряпочный фасад на здании бывшей типографии, что на пленочный «гранит» на парапетах Мемцентра, что напечатанный забор с «чугунной» решеткой у Краеведческого музея. А уж когда Хлестаков обещает унтер-офицерской вдове: «Я разберусь», перед зрителем отчетливо предстает образ… Пусть это будет сюрпризом – чей образ, очень уж он узнаваем.
В действо волей-неволей втягивается зрительный зал. Публике не удается быть лишь наблюдателем происходящего, она то вовлечена в интригу чиновников – не только им, всем нам парочка Добчинский-Бобчинский рассказывает о своей догадке, то становится участником презентации с традиционными речами,  то оказывается частью митингующих и под дирижирование купца начинает скандировать: «В Сибирь! В Сибирь!». Купцу, кстати, хорошо достается от секьюрити Городничего – как только Хлестаков уходит, его избивают ногами «люди в черном». Знакомо?..
- «Ревизор» был в моем режиссерском портфеле, - рассказал накануне премьеры Олег Липовецкий. – Но главное – Хлестаков. Если в театре есть Хлестаков, то будет и «Ревизор». В Ульяновске я нашел Хлестакова.
Роль Ивана Александровича сыграл молодой артист Александр Курзин. Чтобы собрать лавры, ему приходится изрядно потрудиться: мало наговорить о себе черт знает что, он устраивает целое представление с невероятными кульбитами. Ну и как не поверить человеку, который вытворяет этакое с риском свернуть себе шею? После такого шоу не только все чиновники оказываются у его ног («Ну садитесь же!» - настаивает Хлестаков – и за неимением стульев на сцене все падают на сцену), но и красавица Анна Андреевна, которая изящно плюхается на пол. А дальше – ему остается лишь принимать подношения: этот важный и интимный процесс происходит в бане – говорят, важные люди нередко решают серьезные вопросы в банях да в саунах. Одного за разговором Хлестаков попарит веничком, другой сам попарит Хлестакова, третий сделает дорогому гостю массаж. Хлестакову-Курзину особо некуда складывать пачки денег, вот он и сует их… в плавки. И ощущение собственной важности  и достоинства растет буквально на глазах. Ассоциация слишком прямолинейная и пошлая, так что вскоре становится не смешно, а противно. Впрочем, не противно ли то, что происходит в этом «высшем обществе»? Можно ли над этим всего лишь посмеяться?
- На смену старым политикам пришли молодые, амбициозные, спортивные, ведущие здоровый образ жизни, - объясняет Липовецкий свой выбор артиста на роль Городничего. Антон Антонович в исполнении Николая Авдеева – это не «постаревший на службе» чиновник. Высокий, подтянутый, брызжущий энергией – направлена она не туда, куда надо, но это дело второе. Главное, в нужный момент он знает, кому за какие грехи высказать, и умеет направить силы на то, чтобы создать видимость благополучия. Авдеев – тот кукловод, который тащит за собой всю свою свиту. У него и жена под стать – спортивная, элегантная, в меру глуповатая, зацикленная на себе особа (Юлия Ильина блестяще справляется с этой ролью).
Галерея характеров – городские чиновники. Деловитый Ляпкин-Тяпкин в исполнении Виктора Чукина, угодливо-слащавый попечитель богоугодных заведений Земляника (Сергей Чиненов), вульгарный почтмейстер Шпеков (Юрий Гогонин). Лекарь Гибнер (Михаил Петров), похоже, вообще ничего не понимает – говорит только по-немецки, но следует за всеми как на привязи и изредка вставляет словцо. Забавная получилась парочка из помещиков Петров Ивановичей Бобчинского (Марк Щербаков) и Добчинского (Андрей Боголюбский) – герой Щербакова не дает своему двойнику и слова сказать, обращаясь с ним словно с младенцем, так что Добчинскому остается только жестикулировать, шевеля губами, да выкрикивать свои реплики, ломая драматические паузы Бобчинского. В эту компанию не вписывается смотритель училищ Лука Лукич Хлопин – вот уж кто покрывается семью потами от всей этой ситуации, так это герой Максима Копылова, вздрагивающий от каждого звука и, кажется, готовый в любой момент потерять сознание.
Самый любопытный момент в спектакле – едва намеченный Гоголем конфликт поколений. Надо же было вырасти в семье чиновника девушке-готту, мыслящей здраво и критично. «Надень голубое!» - приказывает ей мать, и та, одетая в драные джинсы и кожаную косуху, в недоумении отвечает: «Мне? Голубое?». Марья Антоновна, героиня замечательной юной артистки Надежды Ивановой, кажется, даже более, чем публика, остается максимально безучастной к происходящему. Возможно, она раньше всех понимает, что Городничий и его свита стали жертвой самообмана (по воле режиссера в ее руки попадает записная книжка Хлестакова, в которую он записывает все происходящее). А может, просто не желает жить в этом балагане. Во всяком случае, еще до чтения письма она собирает рюкзак и готова в любой момент уйти. Куда? По мнению литературного критика Дмитрия Мережковского, «Ревизор» - пьеса с открытым финалом, и самое интересное только должно произойти – когда появится настоящий ревизор. Но Липовецкому интересно другое – что будет с Марьей Антоновной? Неизвестно, как сложится ее судьба, но посыл получился светлый – из таких не вырастают Анны Андреевны, Антоны Антоновичи, Ляпкины-Тяпкины…
Фото предоставлено Ульяновским драматическим театром.

Написать автору

Отправить сообщение