Сергей Гогин, 12 July 2018 Культура
Критическое мышление лучше, чем слепая вера
Написать автору

Научный журналист, писатель и блогер, кандидат биологических наук Александр Панчин занимается популяризацией науки, и это занятие само по себе становится в России популярным. На публичную лекцию Панчина в Ульяновске «Сон разума рождает чудовищ: нейробиологические основы мифов о паранормальном» пришло не меньше двухсот человек. Очевидно, на фоне массовой пропаганды разного рода мистики люди тянутся к позитивному знанию. Лектор рассказывал об ошибках мозга, которые приводят к разного рода «глюкам», воспринимаемым как паранормальные явления. 

Но ошибкам мозга подвержены и здоровые люди, а продвигают эти ошибки в мир подчас люди корыстные, в частности, продавцы гомеопатических препаратов. Для противодействия этому существует комиссия РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, и Панчин в нее входит. Он также член экспертного совета Премии имени Гарри Гудини (по положению о премии, 1 млн рублей получит тот, кто докажет свои паранормальные способности в условиях корректно поставленного эксперимента, и пока эту премию никто не получил). 

Панчин – лауреат премии «Просветитель» за книгу «Сумма биотехнологии», где развенчивает миф о вреде ГМО, в 2018 году он выпустил новую книгу «Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений», которая вошла в шорт-лист премии «Просветитель». Это интервью было записано после лекции Александра Панчина в Ульяновске. 

Верят ли верующие

– Не кажется ли вам, что русские как нация больше других склонны верить в мистические вещи? Или это не является нашей особенностью?

– Я не знаю ни одной страны, где была бы побеждена «альтернативная» медицина или вера в сверхъестественное. В принципе, с ростом уровня жизни склонность к сверхъестественному падает. Одно из психологических объяснений этого таково. Людям, более склонным использовать интуитивное автоматическое восприятие, а не рациональное критическое мышление, в условиях неопределенности, стресса, страха за жизнь, неуверенности в завтрашнем дне легче навешать лапшу на уши. 

– По этой ли причине в начале 1990-х годов вся страна заряжала воду перед телевизором вместе с Аланом Чумаком?

– Возможно, этот фактор сыграл свою роль, могли быть и другие факторы. Но действительно ли это была вспышка веры в паранормальное или это наша нынешняя интерпретация того периода? Такие вещи и сейчас довольно популярны. В Советском Союзе боролись с различными формами магического и религиозного, с другой стороны, люди продолжали в это верить, но скрывали, боялись об этом говорить, чтобы не отличаться от идеологического мейнстрима. Сегодня, может быть, имеется обратный эффект: есть политика, направленная на укрепление РПЦ, и кто-то из верующих может изображать из себя верующего, не являясь таковым, – просто потому, что так принято. Был опрос, который выявил, что большинство людей, считающих себя православными, в Бога не верят. Понятно, что процент людей, верящих в мистику, меняется от страны к стране, но стран, полностью победивших такое явление, я не встречал. 

Разговор с атеистом

– В прошлом году вы участвовали в дебатах с православным священником о существовании Бога. Есть ли смысл в таких дискуссиях? Ведь истинно верующий никогда не поймет неверующего, и наоборот. Это люди из разных подвидов одного вида.

– Я неоднократно участвовал в дебатах со священнослужителями. Было три таких встречи на телевизионных программах, причем один раз я дискутировал с представителями сразу трех религий на телеканале «Дождь», где обсуждали научность теологии. А мой последний поход был на телеканал «Спас». Программа «Не верю. Разговор с атеистом» увлекательна для зрителя. К сожалению, люди, которые выступают там с позиций атеизма, часто не имеют хорошей научной подготовки, и слушать их не очень интересно, но в программу зовут и людей подкованных: там хорошо выступили Владимир Познер, мой коллега - научный журналист Алексей Кравецкий. Сама беседа мне очень понравилась. Формат выгодно отличается тем, что там никто не перебивает, это спокойная дискуссия двух людей. Не думаю, что это бесполезная деятельность, потому что есть много людей сомневающихся. Да, есть вещи, от которых верующие вряд ли откажутся, но зато там есть возможность рассказать о науке, поэтому я пошел на такую передачу, рассказал про современный взгляд на эволюционную биологию, на психологию верующих. Известно, что среди верующих есть не только креационисты, но и деистические эволюционисты, которые считают, что Бог сделал Большой Взрыв, а дальше все шло в соответствии с наукой. Перевести людей из категории креационистов в эту вторую категорию – уже было бы неплохо для начала. Любопытно также, что по решению руководства канала «Спас» выпуск этой программы именно со мной, один раз выйдя в эфир, больше не повторялся (хотя должен был), а ролик с записью программы был удален с Youtube. Но я его сохранил и выложил на свой канал в Youtube. 

– Почему вы решили, что сомневающихся нужно перетаскивать на свою сторону?

– Никто такой миссии на меня не возлагал, я занимаюсь этим, потому что мне интересно рассказывать про науку и потому что у меня аллергия на разного рода необоснованные утверждения. Ничего не могу с собой поделать – хочется подискутировать, возразить, объяснить. Видимо, это свойства моей личности. С другой стороны, я вижу в этом некоторую социальную задачу, которая заключается в следующем: мне бы хотелось жить в мире победившего научно-технического прогресса, когда люди будут меньше болеть, когда будут доступны эффективные лекарства от заболеваний, угрожающих каждому из нас, и мне в том числе. Не хочу умереть от инсульта, рака, от чего угодно, что можно вылечить с помощью научных достижений. Целый ряд социальных явлений препятствует этому прогрессу. Если бы в науке и медицине был бюджет, сопоставимый с бюджетом военной индустрии, если бы средства, которые тратятся на строительство новых храмов, тратились бы на строительство новых библиотек, больниц, вузов, то у каждого из нас повысились бы шансы прожить более долгую и здоровую жизнь. И мне обидно за этим наблюдать, особенно когда в новостях говорят, что умер очередной выдающийся деятель науки, искусства, культуры, причем умер от чего-то, что при нормальном уровне развития медицины можно было диагностировать, предотвратить, – от какой-то рутинной болезни. 

Чтобы научно-технический прогресс восторжествовал, нужны определенные социальные реформы, для этого нужно, чтобы в них было заинтересовано больше людей. Для этого должны быть люди, которые любят и ценят науку, которые выступают против искажения научных данных в угоду идеологии. Для этого надо, чтобы детей в школе учили нормальным современным научным представлениям и критическому мышлению, чтобы среди них больше людей получило шанс стать выдающимися талантливыми учеными, способными решить не решенные пока проблемы. 

– Ульяновская область в этом отношении – особый регион. Местная власть поощряет распространение православия, в школах продвигают проект «Батюшка онлайн», детей загоняют на беседы со священниками, чиновница в ранге министра говорит детям: «Чем быстрее вы поверите в Бога, тем лучше». Официальный перекос в сторону религии налицо… 

– Опять же, можно спросить у школьников, каких выдающихся современных ученых они могут назвать, кто для них является моделью для подражания. К сожалению, моделей для подражания из научной среды, «раскрученных» с помощью того же государства, по большому счету нет. Вместо этого раскручиваются деятели религии. А от того, кого мы преподносим в качестве примера, во многом зависит, кем станут школьники. В том сценарии, который предлагается, мы получим большое количество людей, которые при столкновении с проблемой идут молиться вместо того, чтобы эту проблему решать, всячески оберегают свой духовный мир от оскорблений вместо того, чтобы соприкоснуться с реальностью, и без интереса относятся к современной науке.

Этот сценарий мне кажется печальным, но он все больше преобладает. В качестве альтернативы мне хотелось бы предложить воспитание людей свободно и критически мыслящих, независимых, любознательных, малоуязвимых для обмана и манипуляции со стороны тех, кто хочет заработать денег на чужих заблуждениях. Поэтому я читаю лекции о популярной науке, о критическом мышлении. Важнее научить людей задумываться и искать новую информацию, подвергая ее критическому осмыслению, нежели просто сообщить какие-то факты, коих бесчисленное множество. Важно дать человеку удочку, чтобы он сам узнал, что ему нужно, и не стал жертвой обмана.

Зарабатывают на мракобесии

– Вы говорите, у нас «раскручивают» религиозный тип мышления. Это делается искренне или из корыстных побуждений? 

– «Миром правит не тайная ложа, а явная лажа», – сказал Пелевин. То, что люди могут убеждать себя в самых нелепых вещах – настолько абсурдных, что на их фоне даже религия кажется оплотом здравомыслия, –  это факт. Кто-то верит, что можно зарядить воду через компакт-диски, на которых скачали информацию о лекарстве из интернета. Это реальный случай, причем человек, который это разрабатывает, – доктор наук из МГУ. Чтобы осознать масштаб бедствия: выходит доктор наук и говорит, что мужчины произошли от амазонок-гермафродитов. Люди порой несут удивительные по своей фантастичности вещи. По-моему, нельзя утверждать, что человек, какие бы странные вещи он ни говорил, заведомо делает это из корысти. Если человек основал компанию, зарабатывающую на мракобесии, и при этом пытается сделать вид, что у него все в порядке с наукой, выдает липовые исследования за научные, а не просто нагло врет, и при этом у него есть финансовый интерес, – тогда есть больше оснований полагать, что он шарлатан. И все равно может оказаться, что он одновременно и шарлатан, и искренне верит в то, что приносит обществу пользу.  Случай с религией сложнее. Там есть и те и другие. 

Объясняя религию

– Как биолог, вы утверждаете, что здоровый человек с  нормально функционирующим мозгом склонен принимать определенные заблуждения за правду, если заблуждения построены так, чтобы обмануть мозг. Но таких людей много, вот и религиозные люди склонны к мистике.

– Действительно, в  разных странах есть исследования, которые показывают: несмотря на то, что религия выступает против оккультных мистических практик, люди, склонные верить в Бога, склонны также и к вере в сверхъестественные явления, будь то экстрасенсорика, приметы или инопланетяне. По-видимому, дело в том, что в основе разных мистических верований лежат похожие, универсальные для людей мыслительные процессы. Причем людей здоровых. 

Есть влиятельная книга Паскаля Буайе «Объясняя религию», в которой автор убедительно защищает тезис: чтобы поверить в сверхъестественное, в Бога, нужен всего лишь здоровый человеческий разум. Это ошибка, свойственная людям. Это как в эксперименте с голубями. Если голубь сидит в клетке и случайно получает корм, то он начинает повторять то, что он делал перед тем, как получить корм: если он махал крыльями перед тем, как получить еду, то он начинает чаще махать крыльями, особенно если ученый подкрепляет его предрассудок кормом. Свойство животных – строить причинно-следственные связи, но если эксперимент спроектирован особым образом, эти связи строятся ошибочно. Так и люди. 

Универсальное свойство людей – задумываться о том, о чем думает другой человек, предсказывать его мысли. Это специальная когнитивная функция, которую можно применить и к тому, что разумом не наделено. Например, в мультике по экрану бегает треугольничек – о чем же он думает? Такие эксперименты психологи проводили еще в середине прошлого века: людям показывали мультики с двигающимися геометрическими фигурами, и люди были склонны описывать эти фигуры так, как будто это одушевленные персонажи. При этом, как мы сегодня знаем, люди используют для интерпретации этих треугольников те же области мозга, которые используются для интерпретации поведения людей. Наша эволюционно значимая способность толковать поведение людей переросла в способность толковать поведение объектов, не обладающих разумом. Это относится и к анимированию природы: если что-то шевелится, может, у этого есть душа? Вот река бежит – почему она бежит? Может, она хочет бежать? Свойство приписывать антропоморфные, то есть человеческие, качества разным природным процессам тоже лежит в основе многих религиозных мистических концепций.

Написать автору

Отправить сообщение