After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Василий Мельник, 30 May 2018 Общество
Глумление над Лениным, глумление над церковью
Написать автору

 

Этим, на мой взгляд, стало переименование площади Ленина в Ульяновске в Соборную.

То, что главную площадь в многоконфессиональном городе  назвали в честь православия, это, конечно, хамство по отношению к другим конфессиям, и в первую очередь по отношению к мусульманам, которым указали на их место в углу. И ни к чему, кроме как к росту подспудной и неконтролируемой межнациональной вражды на нашей, до сих пор мирной, земле это не приведет, хотят того инициаторы переименования или не хотят. Есть и еще одна ипостась этой истории. На площади стоит, как известно, памятник Ленину работы скульптора Евгения Манизера, произведение, имеющее общепризнанную художественную ценность и являющееся одной из визитных карточек города.

Я верю в символы и в то, что в конечном итоге они сильнее материи. Проявится рано или поздно и противостояние в этом месте Ленина и церкви. Владимир Ильич был не просто атеистом и не просто воинствующим атеистом - он ненавидел религию, и конкретно православие. Он издевался над ними в своих статьях и не щадил священников в революционные и постреволюционные годы. Они, Ленин и церковь, были антагонистами, причем более непримиримыми, чем отлученный от церкви и преданный анафеме великий русский человек и мыслитель Лев Толстой, который хоть и отвергал поповство, но не призывал уничтожать его физически, а Ленин - призывал. И что значит сознательно столкнуть его с религией на этом пятачке?

Это значит издеваться и над тем, и над другим. И над Лениным, не переносившим церковь, и над церковью, поносившей и поносящей до сих пор Ленина. И это значит озлоблять население области против церкви и православия, которых в Ульяновске, по моим наблюдением, и так недолюбливают. В одной из статей «СК», посвященных переименованию, эта история представлена как череда абсурдов, начиная с безграмотного текста постановления о переименовании и заканчивая невнятицей с местом, которое было переименовано, так, что им оказывается как бы оползневый склон, на краю которого готовятся к низвержению под откос здания Областной филармонии с правой стороны и здание сельхозакадемии - с левой. Но главный абсурд - это памятник основателю советского государства, яростному атеисту, продолжателю, на практике, дела автора Коммунистического манифеста и тоже атеиста Карла Маркса, Владимиру Ульянову-Ленину на Соборной площади! Какой степени должен был случиться заворот мозгов, чтобы до такого додуматься?

С этим в любом случае придется что-то делать. Я, кстати, не исключаю, что переименование произведено в качестве первого шага к сносу памятника, что будет уже подлинным повторением ульяновскими властями действий «украинских бандеровцев», как их назвал в опубликованном в «СК» за 27 апреля обращении Алексей Куринный, и польского руководства по сносу монументов и памятных мест коммунистического периода в их истории. Второй вариант: искать повод к отмене постановления о переименовании. Например, несоблюдение процедуры; невозможность понять из этого документа, о каком конкретно месте в нем идет речь; ненадлежащее лицо, поставившее под ним подпись, и тому подобное. При желании отыскать этот повод труда не составит.

И еще. Что, интересно, все-таки заставляет вчерашних коммунистов-атеистов и  нынешних ни в Бога, ни в черта не верящих властителей и их присных так липнуть к религии? На мой взгляд, синдром Раскольникова, зарубившего топором двух безвинных женщин. К религии приходят в основном двумя путями - через большое горе, когда его не разделить с себе подобными, и через преступление, которое толкает преступника не столько к вере, сколько к попытке подкупить Бога, рассчитывая, что, задобренный, он все простит. И трупы, если они на тебе висят, и грабежи, если грабил, и измены, и вообще всю гниль. И чем больше этой гнили, чем щедрее взятки Богу (как они думают, хотя Ему-то ничего не надо!) - вплоть до возведения соборов и монастырей на награбленные деньги и таких вот вероломств, как с этой площадью. Чем подлее, одним словом, тем демонстративно богомольней. Примеров - масса.

 

 

Написать автору

Отправить сообщение