Юрий Кашинский, 10 May 2018 Политика
Может, хоть это отрезвит
Написать автору

В последние недели в мире произошло, как минимум, два крайне неприятных для российского руководства события: выступление народа Армении против собственных властей, бывших союзниками Кремля, и выступление Генерального секретаря ООН Антонио Гутериша против сохранения в нынешнем виде Совета Безопасности (СБ).

В недавнем прошлом президент Армении Серж Саргсян, отбыв на этом посту два срока, решил, по совету, вероятно, своих московских друзей, произвести рокировку по примеру наших в 2008-м и 2012-м годах, когда президент и премьер менялись местами. Перед окончанием второго срока Саргсяна была изменена Конституция Армении, поменявшая форму правления в республике с президентской на парламентскую. Основные полномочия перешли к премьеру, у президента же остались лишь представительские функции. Президентом парламент избрал Армена Саркисяна, а премьером - Сержа Саргсяна. Последнее и взбесило армянское общество.

Все десять лет своего президентства Саргсян лавировал между интересами Кремля и армянского народа. Ради первого он напустил в республику хватов из числа кремлевских олигархических друзей, отдав в их руки газо- и электроснабжение Армении. Хваты не стеснялись и ломили с братьев-армян за то же электричество цены в разы выше, чем, например, с китайцев. Несколько лет назад очередное повышение этих цен вызвало массовые протесты населения, и монополиям пришлось давать в Армении задний ход. Уже тогда на митингах раздавались гневные голоса в адрес московских олигархов, «пьющих из армян кровь». И уже тогда Серж Саргсян чуть было не слетел, но сумел удержаться - в том числе благодаря оперативному снижению цен на электроэнергию.

Ради же народа, взявшего однозначный курс на сближение с Евросоюзом, Саргсян делал черепашьи шаги в этом направлении, вступив вместе с Украиной, Грузией и Азербайджаном в программу «Восточное партнерство». Продвижение было крайне медленным, и Украина с Грузией и Молдавией ушли далеко вперед, добившись для себя безвизового режима поездок в Европу и европейцев к ним. Саргсян же застрял под стенами Москвы. Он, возможно, решил бы по примеру экс-президента Украины Виктора Януковича и вообще повернуть оглобли назад, отказавшись от «Восточного партнерства», но убоявшись дальнейшего развития этого примера, когда Януковичу пришлось огородами бежать из Киева в Москву, не рискнул.

Зато провернул эту комбинацию с рокировкой и, уйдя из президентов в премьеры, вновь стал главой Армении. В ответ на улицы Еревана вышли десятки тысяч протестующих против лисьих маневров экс-президента, требовавших его ухода из правительства. Саргсян попробовал было метод репрессий, арестовав лидера оппозиции в парламенте Николу Пашиняна, но, когда на улицы армянских городов вышло без малого 200000 человек при всем населении Армении в три миллиона, Пашинян был выпущен из тюрьмы, а Саргсян, пробыв в должности премьера всего неделю, подал с этого поста в отставку. Кремлевские были ошарашены, и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прокомментировал свержение Саргсяна крайне осторожно. В том смысле, что Армения - наш ближайший союзник, и мы внимательно следим за событиями в Ереване. Потом было заявлено, что происходящее в Армении - это их внутреннее дело, и мы не собираемся вмешиваться. Потом начались телефонные консультации по линии Кремль - Ереван, сильно раздражавшие, надо полагать, восставший как раз против московского кураторства армянский народ. Во вторник, 8 мая, Никол Пашинян был избран главой правительства Армении, что означает конец зигзагам между Москвой и Брюсселем - в пользу Брюсселя.

Но сколько бы ни неприятно было Москве армянское восстание, второе событие из тех, с которых мы начали эту заметку, еще неприятнее. Генсек ООН Антонио Гутериш  в интервью шведскому телевидению констатировал, что обстановка в мире ухудшается и что призванный обеспечивать международную стабильность Совет Безопасности ООН не выполняет этих функций. Во многом потому, что остался на позициях, сложившихся после Второй мировой войны, когда существовали два крупных блока, советский и западный, которые через право вето в СБ уравновешивали амбиции друг друга. Сегодня же блоковая система рухнула, активизировались разного рода сумасброды из третьих стран, и право вето из конструктивного превратилось в деструктивный фактор, в анахронизм, которым, защищая сумасбродов, стали слишком часто злоупотреблять, и это право следует отменить.

Вот, если в двух словах, то, что сказал Гутериш. Генеральный секретарь не назвал тех, кто злоупотребляет правом вето, но и так, думаю, все все поняли: чаще других это делает Москва. За последние четыре года в той же Сирии, по данным ООН, было совершено 30 химатак, и в 25 случаях точно доказано, что это сделал режим Асада. На голосование в СБ по поводу асадовского беспредела выносилось большое количество резолюций, но практически все они по праву вето были торпедированы Москвой, для которой крышевание международных головорезов стало уже фирменным стилем. Точно так же она в свое время проваливала резолюции, осуждавшие зверства Милошевича в Югославии, методично вырезавшего своих противников, и, в частности, боснийских мусульман. Примени ООН меры воздействия к этому балканскому мяснику раньше, многие жители, к примеру, города Сребреница, в основном подростки, молодые парни и мужчины, остались бы живы. И их смерти на совести наших крышевателей. Вот с этой практикой криминального прикрытия и предлагает покончить Антонио Гутериш.

И не случайно, видимо, комментируя слова Генсека ООН, вышеупомянутый Песков уже просто бормотал, что Совет Безопасности - единственный легитимный международный орган в этой сфере, и что любые изменения в его конфигурации возможны, дескать, только посредством консультаций и согласования позиций всех членов СБ. Наивный Песков, либо прикидывающийся наивным: никакого «согласования позиций всех членов СБ» уже не будет. Изменения в Устав Совета Безопасности, меняющие порядок принятия Советом решений и отменяющие право вето, утвердит Генеральная Ассамблея ООН, после чего Москва лишится этого орудия саботажа международной стабильности, поубавит понтов, переместится на периферию мировой политики, где находится большинство государств, оставит в покое Армению и всех, кого душит в своих объятиях, и тогда, может быть, займется, наконец, обустройством своей собственной страны и качеством жизни своего собственного народа. И это будет правильно.

Написать автору

Отправить сообщение