Юрий Кашинский, 19 April 2018 Политика
Многажды предавший - о будущем государства российского
Написать автору

 

Бывший первый зам главы президентской администрации Владислав Сурков, задвинутый несколько лет назад в тень, в зону серых кардиналов, то ли соскучившись по свету, то ли скуля от морально-нравственной ломки, выступил с громкой, как он, вероятно, считает, и маргинально-гнусной, как считают его оппоненты, статьей - о судьбах России в ближайшие несколько веков. Ни больше ни меньше.

Статья вообще-то была бы прекрасным материалом для психиатрического анализа, поскольку между ее строк так и видится старик Фрейд, вскрывший своим учением человеческое нутро, то, что теперь именуют словом «подсознательное». Свой опус Владислав Юрьевич назвал не без претензии - «Одиночество полукровки (14+)». Полукровка - это, по мысли Суркова, как раз Россия. Полукровка потому, пишет он, что наша страна пробовала идти как на восток, так и на запад, и ничего из этих хождений не получилось. Движением на восток он называет, собственно, владычество Золотой Орды над Русью, от которой наши князья пытались, по его мнению, много чего заимствовать, включая управленческие навыки. А с Лжедмитрия I, королевича Владислава и Петра I решительно повернули на запад и шли туда, и там тоже ничего не вышло. «...Умаленная и приниженная Россия не вписалась в поворот на Запад», - глубокомысленно заявляет доморощенный геостратег. «Наконец, решено было умаление и принижение прекратить и, более того, заявить о правах. Случившееся в 14-м (2014. - «СК») году сделалось неизбежным».

Несмотря на псевдобиблейское кривлянье («сказал Бог, и сделалась ночь»), все это сурковское откровение есть, на мой взгляд, сплошное передергивание и сатанизм. Укрывшись под маской утонченного интеллектуала, этот делец либо сам невежествен, в первую очередь в вопросах истории, либо рассчитывает на невежество читателей и просто лжет. Русь не шла в Орду, Орда сама пришла на Русь и встретила ее не на востоке, а под Москвой, в Рязани, Владимире и далее везде, на 250 лет закабалив эти земли. Конец XY и  весь XYI век изнасилованные ханами русские князья, уже освободившись от Орды, сохраняли у себя ее порядки, главным из которых было холуйство перед вышестоящими и тирания нижестоящих. Вот этот «управленческий» принцип и был заимствован от ханов, он и господствовал, по сурковской хронологии, на Руси 400 лет - с начала XIII до начала XYII века.

В Смуту психологию раболепия попытался сломать проведший юность в Европе Лжедмитрий I, а потом - польский королевич Владислав, провозглашенный московским царем, чье царство было, однако, сорвано боярами и дьяками. То есть нашей так называемой знатью. Сама эта «знать» страстно тянулась ко всему европейскому - товарам, архитектуре, письменности и литературе, пришедшим к нам из Европы, музыке, театру, особенно полюбившемуся царю Алексею Михайловичу, отцу Петра I. Петр попытался внедрить Россию в семью европейских народов силой, но не успел, да и делал это половинчато. Ему нравились европейская устроенность, приверженность праву, умения, ремесла и та же архитектура, которую он привел в лице итальянских зодчих в строившийся Санкт-Петербург. Но и у него холопы оставались холопами, не становясь полноценными членами общества. И преемники Петра, выписывая из Парижа все до последней мелочи, были не против европейских удобств, но упорно не хотели допустить разлучения своего народа с лаптем, образно говоря, и грязной бородой. Потому и не вышло ничего из движения на Запад. Не Россия не вписалась в западный поворот, а алчность и гипертрофированное властолюбие ее правителей все четыре века не желали всерьез туда поворачивать.

Не желают и сейчас. Для этого и был организован указанный в качестве поворотного 2014-й год, Крым и Донбасс, иначе говоря - чтобы удержать в болотной топи Украину, а через нее - Россию и все постсоветское пространство. А самим, как и при царях, нежиться на собственных виллах в Ницце и Баден-Бадене. Одним из кураторов блокировки западного поворота - через запуск мифического «русского мира», отторжение от Украины крымского полуострова и поджог Донбасса и был как раз Владислав Юрьевич Сурков, известный конструктор разной гнили, типа профашистских молодежных организаций, нещадно травивших в свое время российских политиков и деятелей культуры прозападного толка. Таких, как Борис Немцов и Андрей Макаревич.

Но «русский мир» обломился, и не только Украина, но и все бывшие республики бывшего СССР бесповоротно идут на Запад, что продемонстрировало и недавнее голосование в Совете Безопасности ООН, где Казахстан - даже он! - отказался поддержать российскую резолюцию, осуждающую удары западной коалиции по военным арсеналам Асада в Сирии. Не спешит бросаться на «нашу» амбразуру и «в доску своя» Белоруссия, прекрасно осознающая, похоже, где лежит ее собственная безопасность, и ее президент Александр Лукашенко до сих пор не признал Крым российским. Начинают обламываться, подпав под западные санкции, и виллы в Ницце и Баден-Бадене. Под санкциями - включенный в «кремлевский список» Конгресса США и Сурков, и его мечты встретить старость на Лазурном Берегу тоже гремят обломками. И, видимо, отсюда это экзистенциальное одиночество Суркова, эта тоска по невозможности желанного бытия, материализовавшейся после 2014 года, изящно обозначенного в сурковском словоблудии как «14+». Ведь и в своих бреднях, говоря о «третьем пути России» (лет на 200-300, по версии Суркова) и «третьем Риме», он не может отделаться от неизбывной, щемящей любви к Европе и Западу в целом: пусть третий, но все-таки Рим! Не Дамаск, не Тегеран, не Пекин и не Пхеньян.

Соскоблив же с этих как бы политологических умствований шелуху, обнаружишь под ней, скорее всего, задерганное комплексами и циничное существо, с чередой предательств за спиной. «Полукровка» - это ведь и он тоже, и его опус, кажется, не столько о России, сколько о самом себе. Родившись от отца-чеченца по фамилии Дудаев, Сурков предал родительское имя и чеченский народ и известен ныне вот под этой фамилией. Карьеру начал в компании «Менатеп» Михаила Ходорковского, которого тоже предал. В то время, как Ходорковский с соратниками загремел за решетку, и бывшие коллеги Суркова, как Василий Алексанян, умирали в тюремных камерах, Владислав Юрьевич благоденствовал в золоченых кабинетах администрации президента. При его кураторстве была залита кровью российско-украинская дружба и подверглось предательству международное право - тот же Будапештский меморандум, закреплявший незыблемость границ постсоветских государств, по которому Крым был в составе Украины. А груз предательств - это, говорят, страшный груз, и он коробит даже таких, как Сурков. И, возможно, силясь заглушить в себе вопль этого груза, Сурков своей статьей пытается докричаться до Владимира Путина и предложить себя в качестве идеолога открытого им «третьего пути России», и, ведя ее по этому пути, забыться. И не беда, что путь этот - в ад. Для Суркова - не беда.

 

 

Написать автору

Отправить сообщение