After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Степан Горин, 27 December 2017 Культура
Гореть всему наследию?
Написать автору

В Вешкайме на прошлой неделе сожгли «Дом дворян Родионовых», который стоял там больше века. Об этом сообщила районная газета, которая отметила, что сгорел не просто «нежилой дом», как говорилось в сводке МЧС, а «барский дом» семьи, которая владела Вешкаймой с середины XIX века. Еще один пример того, как просто уничтожить культурное наследие, которое оказывается никому не нужным.

«Вешкаймские вести» сообщают, что дом сожжен в ночь с 18 на 19 декабря. Пожарные боролись с огнем более восьми часов – двухэтажное здание построено необычно: срублено из бревен диаметром более 30 см, обложенных кирпичом, а крыша покрыта шифером поверх железа. В итоге внутренняя бревенчатая часть дома уничтожена совсем, обрушились две кирпичные стены.

Издание отмечает, что сожжен дом оказался спустя 100 лет после разграбления в 1917 году. Вот так – революцию, как и весь сложный ХХ век, пережил, а наше время – нет.

Впрочем, судьба старинной усадьбы, кажется, и так была предопределена. Во-первых, ее в списках объектов культурного наследия Ульяновской области найти не удалось. Во-вторых, была она давно никому не нужна и заброшена: жильцов не было, все коммуникации отключены. Зачем подожгли, кому мешал? И так бы развалился…

Между тем значение для села дом имел большое. Несколько поколений Родионовых, как пишет местная газета, владели Вешкаймой и жили в этом здании. Родионовы жили в селе с 1760 года. Поместье, где построили потом усадьбу купили у князей Хованских.

До пожара дом, надо сказать, уже не подходил под определение «барский», хотя и сохранил некоторые элементы роскоши. Например, картину 1910 года, которую писал известный художник Дмитрий Архангельский – по ней видно, что жили в здании люди богатые, имеющие вкус к архитектуре.

Ничего этого сохранить не удалось. Как не удается сохранять и все остальное культурное и историческое наследие области. Погибает знаменитый особняк Перси-Френч в Тереньгульском районе; умирают забытые усадьбы дворян по всему региону, и даже заповедник «Родина Ленина» в центре Ульяновска оказывается под угрозой. Отношение же власти к зданиям исторического и культурного наследия своеобразное: бдительно следить за тем, чтобы эти дома не посмели отремонтировать неправильно, но в то же время самостоятельно усилий для их реконструкции не предпринимать, даже отказываясь от размещения госорганов в таких домах. Такой подход приводит к тому, что и частный бизнес старается отказаться от активов в виде исторических зданий, и государственным структурам они не нужны. Деньги выделяются – но на что? На воссоздание усадьбы Дениса Давыдова в тупиковой Верхней Мазе. То есть на новодел, а не на сохранение того, что действительно помнит прошлые века.

Так что пожар в Вешкайме – это скорее закономерность, чем трагедия. Гореть всему культурному наследию и российской истории, если не поменяется отношение властей к этому проблеме.

Написать автору

Отправить сообщение