After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Юрий Кашинский, 20 September 2017 Общество
Против варваров, за реки, степи и леса
Написать автору

 

Отбиваться от коммерческо-чиновничьего наезда на природу и экологию приходится не только тереньгульцам в Ульяновской области, но и жителям других регионов России, где правящие временщики готовы ради денег уничтожить все подчистую. И последним рубежом обороны родных земель оказывается порой только прокуратура.

Что за схема?

Когда противостояние тереньгульцев и властей, планирующих разместить в районе цемзавод китайской компании, дошел до точки кипения, проявлением которого стала голодовка протестующих, и в дело вмешалась прокуратура области, заявившая, что проверит инвестиционное соглашение с китайцами, мы высказали мнение, что проверки требует не одно только это соглашение. Требует его, наверное, и субъект, подписавший документ с нашей стороны. А именно - ОАО «Корпорация развития Ульяновской области» (КРУО). Что это такое? Каков статус КРУО, не являющейся, судя по организационно-правовой форме, подразделением какого-либо органа власти? Почему это ОАО оказалось вправе распоряжаться муниципальными землями и землями лесного фонда? С какой стати оно заключает с кем-либо соглашение о передаче месторождений,  судьба которых не решалась еще даже на федеральном уровне? Что за схема запускается с участием этой негосударственной конторы?

Степи под бульдозером

Пока наша прокуратура проверяет то, что она намерена проверить, вышел очередной номер журнала «Русский репортер» («РР»), рассказавший похожую историю из Ростовской области, в которой фигурирует аналог этой нашей КРУО и которой также занимается прокуратура. Речь там - тоже об уничтожении природных объектов и невосполнимом ущербе экологии. Там, на Дону, особая ценность - это первозданные степи. «Если на закате остановиться у хутора Недвиговка, километрах в тридцати от Ростова, - пишет «РР», - то степь окажется ровно такой, как в шолоховском «Тихом Доне», протяжных казачьих песнях и шлягере Макаревича о вагонных спорах: бескрайнее багрово-желтое пространство, буквально поглощающее и город-миллионник, и спрятавшийся на горизонте Азов. На десятки километров вокруг не видать ничего, кроме далекого скопления высоток, размером не больше спичечного коробка. Только травы и цапли, неуклюже пролетающие над одним из рукавов Дона. И где-то по правую руку лежит Таганрогский залив, где травянистое море переходит в обычное, сине-серое. После дождя степь пахнет горькой полынью и ароматным чабрецом - тем самым, щепотку которого в столичных кафе добавляют за 50 рублей в чай, а здесь набирай сколько унесешь».

Продолжая это поэтическое описание донских степей, автор оговаривается, что в них, кроме трав и цапель, «есть еще и появляющиеся из ниоткуда карьеры, коттеджи без адреса на карте и явно нежилой самострой, обшитый дешевым сайдингом». И вообще впечатление от степной бескрайности обманчиво. «Это довольно хрупкая экосистема, сочетание нескольких заповедников и природоохранных территорий - пристанище краснокнижной флоры и фауны. Официальный статус природного реликта и стал предметом спора между администрацией Ростовской области в лице минприроды, с одной стороны, и местными учеными и областной прокуратурой - с другой».

Маневр с прослойкой

Вот тут и начинаются аналогии с ситуацией вокруг планов построить у села Подкуровка Тереньгульского района китайский цемзавод. Летом 2017 года администрация Ростовской области издала постановление, которым был изменен статус охраны природных территорий. Статус был понижен. Особо охраняемые природные территории (ООПТ) превратились в «природные ландшафты» и «природные объекты». Если до выхода этого постановления на таких территориях запрещалась любая хозяйственная деятельность и можно было только гулять, проводить санитарные мероприятия и охранять, то теперь на них стало возможным даже строительство. Ученые - экологи и археологи (в тех землях укрыты и очень древние артефакты) - заподозрили, что статус для того и был сознательно понижен, чтобы впустить в заповедные места коммерсантов с их алчными целями делать деньги. Делать же их можно, исключительно уничтожая природу - других методов в России, как показывает практика, просто не знают.

Прокуратура Ростовской области проводила плановую проверку соблюдения законодательства об ООПТ, в ходе которой обнаружила, что эта сфера выведена из государственного ведения и передана в руки некоего ГБУ «Дирекция особо охраняемых природных территорий областного значения», которому и были делегированы охранные функции. Областное министерство природных ресурсов сняло, таким образом, с себя ответственность, закрепленную за ним законом. Журнал называет это ГБУ прослойкой, но точнее будет назвать его, наверное, прокладкой между властью и реальностью. Если на отдельных территориях появится что-то неподобающее, как тот же карьер, виновным будет не минприроды, не обладминистрация, а это некое ГБУ. С которого, думается, и взятки гладки. То есть твори на «природных ландшафтах» теперь, кто во что горазд. В случае чего директор ГБУ будет снят с должности, к чему он, скорее всего, изначально готов. Хотя за нарушения природоохранного законодательства предусмотрена уголовная ответственность, в том числе должностных лиц из числа чиновников. Надзорный орган Ростовской области обратился в суд с иском о признании всех этих художеств ростовского минприроды незаконными.

Мутная корпорация

Но не такой же ли прокладкой является и наша КРУО? И, наверное, не случайно, подписать пресловутое инвестиционное соглашение с китайским «Аньхуй Кончем», по которому предполагается захапать муниципальные земли и уничтожить леса, поручили именно этой конторе с мутным статусом и столь же мутными полномочиями. Если китайцы изуродуют Тереньгульский район даже до неузнаваемости, никто в ульяновской власти за это не ответит. Министры и сам глава областного правительства Александр Смекалин, не устающий строчить заявы в полицию с требованиями привлечь тереньгульских старушек к ответственности за протесты против китайского вторжения, будут ни при чем. Это же не они все, а КРУО. Сегодня в ней директорствует некто товарищ Васин, завтра будет товарищ Сидоров, а послезавтра КРУО бесследно исчезнет и, когда дойдет до поиска причастных к уничтожению района, ни васиных, ни сидоровых на месте уже не будет. Придумано гениально: раздербанить и отравить тысячи гектаров лесов, полей и рек, и никого виноватых! Защитники среды обитания в материале «РР» особо подчеркивают цинизм областных властей, пускающих природу региона под бульдозеры и экскаваторы в Год экологии, которым 2017-й объявил президент Владимир Путин. Пересказывают его поручение Генпрокуратуре проверить территорию озера Байкал на предмет незаконной и экологически вредной деятельности, которое он дал во время своего недавнего визита в Республику Бурятия. А у нас, мне кажется, проверить нужно в первую очередь, повторюсь, эту самую КРУО, ее мандат и то, кто ей выдал его в таком виде, что она может подменять собой государство и разбазаривать его недра.

 

 

Написать автору

Отправить сообщение