After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Юрий Кашинский, 10 August 2017 Политика
Вместо буксира и троса - удавка
Написать автору

Подписанный 2 августа президентом США Дональдом Трампом закон об антироссийских санкциях оказался, кажется, гораздо более жестким, чем ожидала Москва. Санкции наносят крайне болезненный удар как по российским персоналиям, так и по государствообразующим отраслям экономики - финансам, энергетике и технологиям.

В области финансов закон о санкциях предусматривает сокращение сроков кредитования американскими институтами российских банков с 90 дней до 14. То есть, взяв деньги у американского банка, через две недели наши банкиры должны их вернуть. И это, в общем-то, рушит наш так называемый банковский бизнес, заключающийся в двухходовке - взять взаймы на Западе под низкие проценты, раздать в виде кредитов гражданам России под высокие проценты и на этом жировать. При двухнедельном сроке займа жировать станет сложнее, поскольку россиянам это нужно будет раздавать уже в виде сверхсрочных кредитов под сверхвысокие проценты, что трудновыполнимо.

В сфере технологий новые санкции вводят запрет на экспорт  в Россию американскими компаниями и мировыми, в которых есть американское участие, высокотехнологичного оборудования и научных разработок, что поведет ко все более безнадежному отставанию в развитии российской IT-индустрии. Расчет на собственные силы, способные якобы обеспечить импортозамещение, смехотворны, так как для прорыва у нас нет ни производственной базы, ни ученых (в связи с отъездом талантливой молодежи в Европу и те же США), ни свободы творчества, ни, наконец, денег в необходимом количестве. И импортозамещение - это блеф.

В энергетике меры не менее масштабны. Санкции запрещают участие международных компаний в инвестициях в разработку трудноизвлекаемых запасов нефти и газа на российском севере и в проекты по строительству новых газопроводов из России в Европу, что ставит под угрозу срыва прокладку трубопроводов «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Наши поспешили заявить, что Америка таким образом пытается вытеснить российский газ с европейского рынка и прийти на него со своим топливом, что попахивает уже нечестной конкуренцией. Много шумели о том, что американские санкции против России бьют по европейским интересам и что Брюссель ими недоволен и даже может ввести собственные санкции, но уже против США. На днях стало, однако, известно, что Евросоюз ввел очередную порцию санкций против России - в ответ на отправку Москвой закупленных у немецкой компании «Сименс» электротурбин в Крым - в нарушение условий контракта.

Версия о противодействии строительству российских газопроводов как акте в американской конкурентной борьбе за европейский рынок, на первый взгляд, кажется уместной, но она, вероятно, все-таки искусственна. Такое количество газа просто невозможно переправить за тысячи миль через океан. И не исключено, что эта мера предпринята Конгрессом США больше в целях защиты Украины от экономического удушения Москвой. Проблем с доставкой российского газа в Европу ведь не было и нет, как нет и необходимости в газопроводах по дну Балтийского и Черного морей. Газ доставляется через транспортную систему Украины. Задумав исключить Киев из этого бизнеса, наши, скорее всего, и решили проложить трубы в обход Украины, что является шагом скорее враждебно политическим, чем экономическим. Евросоюз же, дав согласие на строительство новых газопроводов, Украину элементарно предал, и конгрессмены США своими санкциями пытаются предотвратить нанесение российскими властными кругами ущерба интересам Украины, поправляя при этом и европейскую мораль.

По персоналиям на сей раз резкий по сравнению с эпохой Барака Обамы поворот: принятый Конгрессом закон обязывает  президента и правительство США ежегодно предоставлять законодательному органу открытые доклады по России. В них должны быть сведения о полугосударственных российских структурах, олигархах и лицах, состоящих в правящей элите России и близких к ней. Должны быть показаны объемы их состояний и то, из чего они складываются. Приведены списки родственников, масштабы их богатств, бизнес-интересы, источники доходов. Должны быть выявлены зарубежные активы российского правящего класса и его аффилированные связи. Президенту США вменяется в обязанность внести в свой доклад сведения о российских СМИ, пытавшихся влиять на политические процессы в Европе и США, и источниках их финансирования. Потом последуют предусмотренные американским законодательством меры по борьбе с отмыванием средств, добытых преступным путем. Иначе говоря, их конфискация, чего российское чиновничество и олигархат меньше всего ожидали и больше всего боятся. Как выразился кто-то из российских оппозиционных политиков, американский Конгресс взял курс на разогревание сковородки, которую лижут российские околовластные прихлебатели.

Григорий Явлинский назвал американские санкции, принятые в одном пакете с санкциями против Северной Кореи, провалом всей внешней политики России. Александр Невзоров считает решение американского руководства смертельным для российской экономики. Как бы то ни было, даже если Явлинский и Невзоров преувеличивают, произошло нечто беспрецедентное и повеяло, что называется, гибельным угаром. Повеяло им, впрочем, не сейчас, а еще несколько лет назад, когда нашим властям показалось, что они все могут, и могут безнаказанно. В 2008 году в результате вторжения в Грузию от нее были фактически отторгнуты Южная Осетия и Абхазия, на чьих территориях расположились российские войска. Запад не шелохнулся. Идя на присоединение Крыма, наши надеялись, видимо, на такую же реакцию, но просчитались: Крым был воспринят как акт агрессии, и последовал первый пакет санкций, российские власти пока еще не очень напугавший. Возможно, был расчет на скорую их отмену, а попутно был подпален еще и Донбасс, по которому и пошел торг. Но Запад не забывал и о Крыме. Евросоюз был настойчив в желании наказать Россию за полуостров, расценивая его увод из состава Украины как попрание международного права.

Тогда у кого-то в Москве родилась идея развалить сам Евросоюз, а легкость, с которой нашей госпропаганде удается зомбировать 140-миллионное  население собственной страны, искушала на повторение этого приема и за рубежом. Под видом СМИ там были созданы пропагандистские  рупоры, начавшие лить грязь на европейских политиков и их принципы и почти открыто поддерживать националистические и фашиствующие партии и движения, ведущие борьбу с единой Европой. И почти успех: Великобритания проголосовала на референдуме за выход из ЕС. Барак Обама и его протеже Хиллари Клинтон упорствуют? В таком случае провалим Клинтон на выборах, президентом станет «наш Трамп» и все наши проблемы решит...

Все эти «успехи» на самом деле оказались для России пирровыми победами. После брекзита Евросоюз сплотилась, и все националисты на последующих выборах потерпели поражение. «Триумф Трампа», встреченный депутатами российской Госдумы аплодисментами и шампанским, встряхнул американские государственные институты и истеблишмент, и они вспомнили о ценностях западной демократии и о том, что эти ценности нуждаются в защите. В общем, кто сеет ветер, пожнет бурю, и то, что происходит сегодня с Россией, правильней всего назвать, наверное, словом «самоподрыв». Или самострел. Хоть так, хоть так.

Написать автору

Отправить сообщение